<< Главная страница

ЗАМЕТКИ О ШЕКСПИРЕ




При постановке _шекспировских_ пьес сложилось ложное представление о _величии_; это представление было создано мелкими эпохами на основании знаменитости поэта, характера изображаемых им предметов и его неповседневной речи, так что был сделан вывод о необходимости "величественной" постановки, причем эти мелкие эпохи, стремясь создать великое, надрывались и терпели постыдные неудачи.
В старом театре была разработана многообразная техника, позволяющая описать пассивного человека. Его характер создается показом его духовных реакций на происходящее с ним. Шекспировский Ричард Третий отвечает на свою судьбу калеки тем, что мечтает искалечить весь мир. Лир отвечает на неблагодарность дочерей, Макбет - на призыв ведьм занять королевский престол, Гамлет - на призыв отца отомстить за него. Валленштейн отвечает на искушение предать короля, Фауст - на искушение жить, исходящее от Мефистофеля. Ткачи отвечают на то, что их угнетает фабрикант Дрейсигер, Нора - на то, что ее угнетает муж. Вопрос ставится только "судьбой", которая является причиной, она не зависит от человеческой деятельности, и вопрос этот - "вечный", он будет вставать все снова и снова, никакая активность его не устранит, он и сам не носит человеческого характера, не рассматривается, как человеческая деятельность. Люди действуют вынужденно, в соответствии с их "характерами", и характер этот "вечен", непроницаем для влияний, он может только обнаруживаться, он не имеет постижимой для человека причины. С судьбой можно совладать, но лишь приспособившись к ней; научиться переносить "превратности" - это и значит совладать с судьбой. Люди протягивают ноги по одежке, вытянуть одежку нельзя. Император в "Валленштейне" - это принцип, не подлежащий изменению; неблагодарность Лировых дочерей абсолютна, она не имеет причин, которые можно было бы устранить; мать Гамлета совершила преступление, и ответить на него можно только преступлением; Фауст может приобрести жизнь только при посредстве черта, который представляет собой принцип, даже бог не в силах справиться с ним. Король Макбета не стал королем, как кто-нибудь другой, как, скажем, Макбет может стать королем; таким королем, как тот, Макбет стать не может. Возьмем еще раз Лира, - пусть взглянут на него исследователи человеческого поведения. Неужели можно думать, что зритель переживает трагическую эмоцию, если он, когда Лир требует у дочери еды для ста своих придворных, задается вопросом, откуда в данном случае взять эту еду?

Елизаветинская драма создала грандиозную свободу личности и великодушно предоставила личность своим страстям: страсти быть любимым ("Король Лир"), властвовать ("Ричард III"), любить ("Ромео и Джульетта", "Антоний и Клеопатра"), карать или не карать ("Гамлет") и так далее и так далее. Пусть наши актеры предоставят своей публике возможность насладиться этими свободами. Но в то же самое время, исполняя эту же самую роль, они откроют и обществу свободу изменять личность и делать ее общественно полезной. Ибо что за польза, если цепи сброшены, а освобожденный не знает, как ему быть полезным, - ведь именно в этом сокрыто счастье.

Если в шекспировской пьесе Антоний ввергает мировую державу в войны во имя своей любви к Клеопатре, если его любовные стенания превращаются в стоны умирающих легионеров, его свидания с возлюбленной - в морские сражения, его любовные клятвы - в политические коммюнике, - то в наше время какой-нибудь английский king в аналогичном положении просто теряет свою job и обретает счастье.

Средневековье видело в знаменитых колебаниях Гамлета слабость, в конечном осуществлении акта мести - удовлетворяющий конец. Мы же именно в этих колебаниях видим разум, а в злодействе заключительной сцены - рецидив старого. Разумеется, и нам еще угрожают подобные рецидивы, а последствия их стали серьезнее.

"Вывихнут мир" - такова тема искусства. Мы не можем сказать, что не было бы искусства, если бы мир не был вывихнут или что тогда было бы какое-нибудь искусство. Мы не знаем мира, который бы не был вывихнут. Что бы там университеты не бормотали о гармоничности, мир Эсхила был исполнен борьбы и ужаса, так же как мир Шекспира и мир Гомера, Данте и Сервантеса, Вольтера и Гете. Повествование может казаться очень мирным, но речь в нем идет о войнах, и если искусство заключит с миром мирный договор, то это будет договор с воинственным миром.


далее: ШЕКСПИР В ЭПИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ >>
назад: О ШЕКСПИРЕ <<

Бертольд Брехт. Литература - кино - радио - музыка - изобразительные искусства
   СОДЕРЖАНИЕ
   ГЛОССЫ О СТИВЕНСОНЕ
   КОНКУРС ЛИРИЧЕСКИХ ПОЭТОВ
   ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДИРЕКТОРУ РАДИОВЕЩАНИЯ
   ПУТЬ ВСЯКОЙ ПЛОТИ
   СОНЕТ К НОВОМУ ИЗДАНИЮ ФРАНСУА ВИЙОНА
   ПРИМЕЧАНИЕ К СОНЕТУ
   ПЕСНЯ ЛИРИЧЕСКИХ ПОЭТОВ
   1
   РАДИО КАК СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ
   ПЕРЕВОДИМОСТЬ СТИХОВ
   О ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ В МУЗЫКЕ
   ЛЕГЕНДА
   БАШМАК ЭМПЕДОКЛА
   ЗАМЕТКИ О ЖИВОПИСИ
   О КИТАЙСКОЙ ЖИВОПИСИ
   ЭФФЕКТ ОЧУЖДЕНИЯ В СЮЖЕТНЫХ КАРТИНАХ БРЕЙГЕЛЯ-СТАРШЕГО
   ЭТЮДЫ
   О ПЬЕСЕ ШЕКСПИРА "ГАМЛЕТ"
   О БЮРГЕРСКОЙ ТРАГЕДИИ ЛЕНЦА "ГУВЕРНЕР"
   О СТИХОТВОРЕНИИ ШИЛЛЕРА "КОЛОКОЛ"
   О СТИХОТВОРЕНИИ ШИЛЛЕРА "ПОРУКА"
   О СТИХОТВОРЕНИИ ГЕТЕ "БОГ И БАЯДЕРА"
   ПРИМЕЧАНИЕ К СОНЕТУ
   О ПЬЕСЕ КЛЕЙСТА "ПРИНЦ ГОМБУРГСКИЙ"
   ДЕКЛАМАЦИЯ И КОММЕНТАРИИ
   ОБ АНОНИМНЫХ СТИХАХ
   ЗАМЕТКИ О ВЫСТАВКЕ БАРЛАХА
   НОВЫЙ ВАРИАНТ "СКАЗОК ГОФМАНА" ОФФЕНБАХА
   О ШЕКСПИРЕ
   ЗАМЕТКИ О ШЕКСПИРЕ
   ШЕКСПИР В ЭПИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ
   О ГЕТЕ
   О МОЛЬЕРЕ
   ЛИТЕРАТУРА - КИНО - РАДИО - МУЗЫКА - ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
   О ШЕКСПИРЕ
   О ГПТЕ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация