<< Главная страница

ШИРОТА И МНОГООБРАЗИЕ РЕАЛИСТИЧЕСКОГО МЕТОДА




В последнее время читатели журнала "Дас ворт" с беспокойством заговорили о том, что понятие реализма в литературе трактуется журналом слишком узко; причиной тому явились, видимо, критические этюды, в которых особое внимание уделялось буржуазному реалистическому роману, как одной из разновидностей реалистического метода. Возможно, что в определении реалистического метода авторы некоторых этюдов пользовались слишком формальными критериями, и, видимо, вследствие этого кое-кто из читателей решил, что, по мнению этих авторов, произведение может считаться реалистическим только в том случае, если оно "написано по образцу буржуазных реалистических романов прошлого века". Разумеется, не это имелось в виду. Установить, является данное произведение реалистическим или нет, можно, лишь сопоставив его с той действительностью, которая в нем отображена. Нет никаких особых формальных признаков, которые заслуживали бы при этом предпочтения. Пожалуй, небесполезно в этой связи обратить внимание читателя на одного из поэтов прошлого века, который писал не так, как буржуазные романисты, и все же с полным правом считается великим реалистом. Это великий английский поэт-революционер Перси Шелли. Его превосходная баллада "Карнавальное шествие Анархии" {Эта баллада послужила мне прообразом для стихотворения "Свобода и Демократия".} написана под свежим впечатлением кровавой бойни, которую буржуазия учинила во время волнений в Манчестере в 1819 году; и если бы оказалось, что его баллада не соответствует привычным определениям реалистического метода, то нам следовало бы позаботиться об изменении, расширении и уточнении этих определений.
Шелли описывает процессию чудовищных масок, шествующую из Манчестера в Лондон:

II

В маске Кэстльри на меня
Шла жестокая РЕЗНЯ -
Щеки гладки, рот пунцов;
Следом семь кровавых псов.

III

Свора жирная была
Чрезвычайно весела:
Псарь от щедрости своей
То и дело своре всей
Скармливал сердца людей.

IV

Как лорд Эльдон, в горностае,
Следом шел ОБМАН, рыдая.
Слезы, выступив едва,
Превращались в жернова.

V

Детям, чей незрелый разум
Слезы те причел к алмазам,
Жернов, мрачен и тяжел,
Сразу череп расколол.

VI

ЛИЦЕМЕРИЕ, одето
В клочья Ветхого Завета,
Словно Сидмут, в полной силе
Ехало на крокодиле.

VII

Следом шли, потупив взоры,
ОГРАБЛЕНЬЯ и ПОБОРЫ,
Ряженные, например,
Как епископ или пэр.

VIII

И АНАРХИЯ вослед
Ехала. В крови - Конь Блед;
Так бледна, суха, как жердь,
В Апокалипсисе Смерть.

IX

Был венец ее богат,
Скипетр был в руке зажат,
А на лбу прочесть всяк мог:
"Я - ЗАКОН, КОРОЛЬ И БОГ!"

X

И покамест сановито
Ехали монах и свита,
Втоптан в пыль, окровавлен,
Простирался Альбион.

XI

Кровь на их мечах свежа, -
Госпоже своей служа,
Войско движется, пыля,
А вокруг дрожит земля.

XII

Торжеству хмельному рада,
Лихо скачет кавалькада,
Вдрызг пьяна, меж наших нив
Все как есть опустошив!

XIII

Истоптав наш остров весь,
Скорым шагом едет СПЕСЬ,
Отдувается, устав,
Возле лондонских застав.

XIV

И в испуге задрожали
Горемыки-горожане,
Услыхав у всех ворот,
Как АНАРХИЯ ревет.

XV

Ведь навстречу кровопийце
Прут наемные убийцы,
И поют - выводят всласть:
"Ты - наш Бог, Закон и Власть!

XVI

Мы тебя так долго ждали,
Обеднели, отощали, -
Нет работы для булата:
Дай нам славу, кровь и злато!"

XVII

Разношерстная толпа
От судьи и до попа
Бьет челом, аж слышен звон:
"Ты - Господь наш и Закон!"

XVIII

Все вскричали в унисон:
"Ты - Король, Господь, Закон!
У АНАРХИИ подножья
Да святится имя божье!"

XIX

И АНАРХИЯ при этом
Заюлила всем скелетом:
Мол, за миллионов десять
Мне не в труд поклон отвесить!

XX

Ей монархи-недотроги
Стелят путь в свои чертоги,
С ней престолы разделяют
И на царствие венчают.

Таким образом шествие Анархии движется к Лондону; мы видим величественные картины, полные символического значения, и чувствуем, что каждая строка здесь - это голос самой действительности. Автор не только называет убийц по имени, но и разоблачает существующий строй, показывая, что так называемые Порядок и Спокойствие на самом деле не что иное, как Анархия и Преступление. "Символическая" манера письма не помешала Шелли говорить о самых конкретных вещах. В полете творческой фантазии он не потерял почвы под ногами. В той же балладе он говорит о свободе:

XXXVIII

Сбросьте дрему, словно львы,
Вас не счесть - могучи вы!
Сбросьте цепи с рук своих,
Как росу в рассветный миг, -
Много вас и мало их!

XXXIX

Что есть Вольность? В вашей доле
Рабство вам знакомо боле;
Ваше имя, ваше слово -
Отзвук имени былого!

XL

Рабство - труд за малый грош,
Труд за здорово живешь,
Только чтоб не околеть вам,
На тиранов чтоб потеть вам!

XLI

Значит - вы для их услуг,
Словно заступ, меч и плуг:
Вы - от прялки до лопаты -
Их кормильцы и солдаты!

XLII

Ваши дети как сморчки,
С колыбели - старички.
Плачет вьюга, плачет мать,
На кого ей уповать?

XLIII

Паче голода и мора
Гложет вас богач-обжора,
Тать, швырнувший жирным псам
То, что съесть не может сам! {*}.
{* Перевод А. Голембы.}

У Бальзака можно многому поучиться - при условии, что ты и до этого многое узнал. Но таким поэтам, как Шелли, в великой школе реалистов принадлежит еще более почетное место, чем Бальзаку, ибо творения Шелли помогают мыслить более общими категориями, а сам он не враг, а друг угнетенных классов.
На примере Шелли видно, что реалистический метод вовсе не означает отказа от фантазии, ни даже от сугубо условных приемов. Ничто не помешало таким реалистам, как Сервантес и Свифт, изобразить поединок рыцаря с ветряными мельницами или государство, в котором правят лошади. Для реализма характерна не узость, а, напротив, широта взглядов. Ведь сама действительность широка, многообразна, полна противоречий; сама история дает материал для литературы и она же отвергает его. Эстетствующий критик, пожалуй, скажет, что мораль повествования должна вытекать из описываемых фактов, и запретит автору самому оценивать их. Но никто не мог запретить ни Гриммельсгаузену, ни Бальзаку, ни Диккенсу поучать и обобщать. Можно сказать, что Толстой облегчает читателю доступ к своему произведению, а Вольтер, наоборот, затрудняет. Бальзак строит повествование на внутренней динамике, у него оно богато конфликтами. Гашек, напротив, избегает динамики и строит действие на незначительных конфликтах. Внешние, формальные элементы отнюдь не являются признаками реализма. Рецептов, -годных на все случаи жизни, здесь нет и быть не может; часто у одного и того же писателя свежесть формы превращается в гнилое эстетство и яркая фантазия - в бесплодную погоню за призраками. Но нельзя же из-за этого возражать против фантазии и мастерства в области формы. Это означало бы низвести реализм до уровня механического воспроизведения действительности, которым часто грешили даже самые выдающиеся реалисты. Нелепо советовать: "Пишите, как Шелли" или "Пишите, как Бальзак". Получив такой совет, писатель станет, чего доброго, оперировать образами, взятыми из мира мертвых, или начнет спекулировать на психологических реакциях, которые ныне немыслимы. Убедившись, сколь многообразны методы описания действительности, мы придем к выводу, что проблема реализма - это не проблема формы. Самое опасное при выдвижении формальных критериев - выдвинуть их слишком мало. Опасно связывать великое понятие реализма с двумя-тремя именами, как бы знамениты они ни были, и провозглашать два-три формальных приема, как бы полезны они ни были, единственным и непогрешимым творческим методом. Выбор литературной формы диктуется самой действительностью, а не эстетикой, в том числе и не эстетикой реализма. Есть много способов сказать правду и много способов утаить ее. Наша эстетика, как и наша мораль, определяется требованиями нашей борьбы.

1955


далее: РЕАЛИСТИЧЕСКАЯ КРИТИКА >>
назад: ПИСЬМО ТОМБРОКУ <<

Бертольд Брехт. Общие вопросы эстетики
   СОДЕРЖАНИЕ
   ВОПРОСЫ ЧИТАЮЩЕГО РАБОЧЕГО
   ПИСЬМО ТОМБРОКУ
   ШИРОТА И МНОГООБРАЗИЕ РЕАЛИСТИЧЕСКОГО МЕТОДА
   РЕАЛИСТИЧЕСКАЯ КРИТИКА
   НАРОДНОСТЬ И РЕАЛИЗМ
   НАРОДНАЯ ЛИТЕРАТУРА
   ВОСПРИЯТИЕ ИСКУССТВА И ИСКУССТВО ВОСПРИЯТИЯ
   КРУПНОМАСШТАБНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
   ЗАМЕЧАНИЯ О НАРОДНОЙ ДРАМЕ
   О ЧИСТОМ ИСКУССТВЕ
   ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ
   ФОРМАЛИЗМ И ФОРМА
   К СПОРАМ О ФОРМАЛИЗМЕ
   ФОРМАЛИЗМ И НОВЫЕ ФОРМЫ
   БЕЗ ОЩУЩЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
   КОСМОПОЛИТИЗМ
   КОНФЛИКТ
   МЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ НЕ ТОЛЬКО ЗЕРКАЛОМ
   О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ РЕАЛИЗМЕ
   СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ В ТЕАТРЕ
   СТРАХ, ВНУШАЕМЫЙ КЛАССИЧЕСКИМ СОВЕРШЕНСТВОМ
   КРИТИКА
   ОБСУЖДЕНИЕ МОИХ ПЬЕС РАБОТНИКАМИ ТЕАТРА
   СТИХИЙНЫЕ БЕДСТВИЯ
   РАЗЛИЧНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ПЬЕС
   К СОВЕТСКИМ ЧИТАТЕЛЯМ
   ЗАДАЧИ ТЕАТРА
   КОММЕНТАРИИ
   ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ЭСТЕТИКИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация