<< Главная страница

III




Огонь

A
Старая мадам Супо, вся в черном, позади нее - горничная Тереза и дядюшка Густав, в своем воскресном костюме, ждут в воротах капитана немецкой армии. Жорж, теперь одетый в штатское, прислонился к двери гаража, где Симона прячется от мадам Супо. Снаружи доносится шум проходящих мимо
танков.

Симона. Она бледная как мел и боится.
Жорж. Она думает, что ее схватят как заложницу и расстреляют. У нее всю ночь были прлпадки, и Тереза слышала, как она громко кричала: "Эти мясники всех убьют!" И все-таки она осталась, из жадности, и ждет теперь немецкого капитана. Я никак не пойму, почему ты не хочешь ей показаться? Что-нибудь случилось?
Симона (лжет). Нет-нет, Просто она меня отослала бы, если бы я попалась ей на глаза. Она боится, что немцы могут меня обидеть.
Жорж (недоверчиво). И только поэтому она не должна тебя видеть?
Симона (стараясь переменить разговор). Как вы думаете, немцы догнали Мориса и Робера?
Жорж. Возможно. А почему ты перебралась из своей комнаты в главном здании?
Симона (лжет). Но теперь же освободилась комната шоферов. Как вы думаете, Андре теперь скоро вернется?
Жорж. Вероятно. Может быть, она тебя уволила, Симона?
Симона (лжет). Нет.
Жорж. Вон идут немцы.
С улицы входит немецкий капитан в сопровождении капитана Фетена. В воротах оба офицера и мадам Супо обмениваются, учтивыми поклонами. Разговора их не
слышно.
Наш капитан, тайный фашист, считает за честь представить мадам Супо исконного врага. Они обмениваются любезностями. Они обнюхивают друг друга, и, по-видимому, запах им не кажется неприятным. Исконный враг - вполне приличный господин, хорошо воспитанный. Мадам Супо явно испытывает огромное облегчение. (Шепчет.) Идут сюда.
Симона отступает в глубь гаража. Мадам Супо ведет обоих господ через двор в
отель. За ними следует горничная Тереза.

Дядюшка Густав (которому мадам что-то шепнула на ухо, подходит к Жоржу и Симоне). Мадам не хочет больше видеть в отеле сброд из спортивного клуба. Это может рассердить господ немцев. А хозяин, по-видимому, мог вовсе не уезжать.
Жорж. Первое, что они передали по радио, было: "Кто будет соблюдать спокойствие и порядок, тому бояться нечего".
Дядюшка Густав. Тот, в отеле, когда он чего-нибудь хочет, говорит: "Пожалуйста. Пожалуйста, покажите моему денщику мои комнаты".
Симона. Но он же все-таки враг.

Дядюшка Густав уходит на склад.

Жорж. Что, твоя двоюродная сестра опять видела сон?
Симона. Да, прошлой ночью.
Жорж. Опять про Орлеанскую деву?
Симона (кивает). Она получила дворянское звание.
Жорж. Это, наверно, было большим событием для нее.
Симона. В ее родном городе отменили налоги, как в книжке.
Жорж (довольно резко). А наяву запасы из гостиницы не раздают населению, как обещали.
Симона (смущенно). Об этом моя сестра не говорила.
Жорж. Ага!
Симона. Мсье Жорж, если в таком сне, какие снятся моей кузине, появляется какой-нибудь человек в образе ангела - это значит, что этот человек умер?
Жорж. Думаю, что нет. Это значит только, что тот, кто видит сон, боится, что этот человек умер. Кстати, что твоя сестра должна еще проделать?
Симона. О, дел у нее еще много.
Жорж. Во сне произошло что-нибудь неприятное?
Симона. Почему вы так думаете?
Жорж. Потому что ты так мало рассказываешь.
Симона (медленно). Ничего неприятного не произошло.
Жорж. Я это спрашиваю потому, Симона, что боюсь, как бы кто-нибудь другой не принял эти сны слишком близко к сердцу и не забыл, что живет наяву, а не во сне.
Симона (вспыхнув). Тогда я не буду больше говорить с вами о снах моей сестры, мсье Жорж!

Женщина с ребенком и беженец из спортивного клуба входят во двор.
Они пришли за припасами. Объясните им все по-дружески, мсье Жорж. (Прячется и следит за разговором.)
Жорж (идет навстречу). Мадам...
Женщина. Танки пришли.
Мужчина. Три стоят перед мэрией.
Женщина. Огромные. Семь метров длиной.
Мужчина (указывая на немецких часовых). Тише!
Мадам Супо (появляется в дверях отеля). Жорж! Дядюшка Густав! Закуски в ресторан для господина капитана. Что вам здесь нужно?
Женщина. Мы насчет провизии, мадам. В спортивном клубе осталось двадцать два человека.
Мадам Супо. Я же вам сказала, Жорж, чтобы вы не допускали в гостиницу попрошаек.
Мужчина. Кого вы называете попрошайками?
Мадам Супо. Почему вы не сказали людям, что они должны теперь обращаться к немецкому коменданту, а не к нам. Прошли их золотые денечки.
Женщина. И с таким ответом мы должны вернуться в спортивный клуб? После того как мы всем посоветовали остаться здесь, чтобы вы смогли отправить свой фарфор?
Мадам Супо. Мадам, не занимайтесь доносами.
Женщина. Мадам, не прячьтесь за спиной у немцев.
Мадам Супо (зовет через плечо). Оноре!
Женщина. Я бы теперь была с ребенком у своей сестры в Бордо. Вы обещали кормить нас, мадам.
Мадам Супо. Это было сделано под давлением, мадам.
Капитан Фетен (становится позади нее). И во время самого настоящего грабежа! Но теперь, мои милые, здесь снова наведут дисциплину и порядок. (Показывает на немецких часовых.) Вы хотите, чтобы я приказал прогнать вас со двора штыками? Не волнуйтесь, Мари, пожалейте свое сердце!
Женщина. Эх вы, свиньи!
Мужчина (удерживая и уводя ее прочь). Подождите, мадам, настанут опять другие времена.
Мадам Супо. Здесь начинает вонять навозом. В наши мирные села напустили крыс изо всех сточных канав северных департаментов. У нас появляется всякий кабацкий сброд. Придется применять кровавые меры. Дядюшка Густав, завтрак на четыре персоны.
Капитан Фетен (Жоржу). Эй, вы! Сейчас придет сюда мэр. Скажите ему, что мне надо переговорить с ним, прежде чем он встретится с немецким капитаном. (Ведет мадам Супо обратно в отель.)
Когда они скрываются, Симона бежит вслед за беженцами.
Жорж. Дядюшка Густав, закуску для немецкого капитана!

Голос дядюшки Густава со склада: "Ясно. Все для немецкого капитана!"
Симона возвращается запыхавшись.
Что ты им сказала?
Симона. Чтоб они передали там, в спортивном клубе, что еду они получат. Я это сделаю сегодня вечером.
Жорж. Правильно! Ведь ключ еще у тебя.
Симона. Им же обещали.
Жорж. Только будь чертовски осторожна. Это воровство.
Симона. Но хозяин тоже сказал: "Пока ты здесь, Симона, ничего не попадет в руки немцам. В этом я уверен!"
Жорж. А мадам мамаша говорит теперь другое. Симона. Может быть, это ее заставляют.

Мэр появляется в воротах.
(Бежит ему навстречу, шепчет.) Господин мэр, что же теперь будет?
Мэр. О чем ты говоришь, Симона? Я принес хорошие вести: я рекомендовал твоего отца на место служителя в мэрии. Ты этого заслужила, Симона. Поэтому теперь не важно, что ты потеряла работу в отеле.
Симона (шепотом). Господин мэр, правда ли, что три танка стоят на площади перед мэрией? (Еще тише.) Ведь бензин-то еще цел...
Мэр (рассеянно). Да-да, это плохо. (Внезапно.) А между прочим, что ты тут делаешь в отеле, Симона?
Симона. Что-то надо сделать с бензином, господин мэр! Не можете ли вы что-нибудь сделать? Ведь немцы непременно спросят об этом мадам Супо.
Мэр. Не думаю, что мы должны опасаться за мадам Супо, Симона.
Симона. Я могла бы что-нибудь сделать. Я знаю все закоулки на кирпичном заводе.
Мэр (неопределенно). Я надеюсь, что ты не предпримешь ничего необдуманного, Симона. Я несу большую ответственность за всю общину Сен-Мартен. Ты это знаешь.
Симона. Да, господин мэр.
Мэр. Не знаю, почему я так говорю с тобой, ведь ты еще совсем ребенок, Симона. Но, я думаю, теперь каждый должен делать, что в его силах, не правда ли?
Симона. Конечно, господин мэр. Если бы кирпичный завод сгорел...
Мэр. Ради всего святого! Об этом нельзя даже думать! А теперь мне нужно идти в отель. Это самый тяжкий путь, который мне когда-либо приходилось проделать. (Хочет войти в отель.)

Капитан Фетен выходит из дверей.

Капитан Фетен. Мсье Шавэ, вы как раз к завтраку.
Мэр. Я уже завтракал,
Капитан Фетен. Жаль. Вы, кажется, не совсем в курсе дела. Вчера, например, здесь происходили весьма нежелательные события. И при полном невмешательстве со стороны местной власти. Крайне прискорбно, что бессовестным попыткам некоторых элементов использовать поражение Франции в своих личных целях не был дан немедленный отпор. Наши немецкие гости ждут от нас хотя бы простой вежливости. Кстати, немецкий комендант уже осведомлен о том, что хранится на одном кирпичном заводе. Может быть, это вас образумит, Шавэ? И, может быть, это прибавит вам немножко аппетита? (В дверях.) Нет, только после вас, господин мэр.
Мэр (очень неуверенно). После вас, капитан.

Оба скрываются в гостинице. За ними идет появившийся из склада дядюшка
Густав.

Дядюшка Густав (входя в гостиницу с закусками). Попутного ветра и счастливого пути! Рыбак рыбака видит издалека - а, Жорж? Они продают Францию, как свои деликатесы! (Уходит.)

Симона все слышала. Она садится подавленная.

Жорж. Симона! Что с тобой, Симона?
Симона ему не отвечает. Жорж пытается потрясти ее за плечо и застывает в этом движении. Во время сна наяву Симоны слышны ослабленно и механически
повторяемые слова дядюшки Густава: "Рыбак рыбака видит издалека".

СОН НАЯВУ СИМОНЫ МАШАР
(20 июня)
Нестройная военная музыка. Стена гостиницы становится прозрачной. Перед огромным гобеленом, сидя за мраморным столиком, играют в карты мэр в обличье короля Карла, капитан Фетен в обличье герцога Бургундского, немецкий капитан в обличье английского полководца с мечом на коленях и мадам Супо в обличье
королевы Изабо.

Мадам Супо. Милорд, я не хочу больше видеть чернь.
Немецкий капитан. Спрячьтесь за нас, королева Изабо. Я велю всех убрать со двора. Тогда воцарится порядок. Бито!
Мэр. Постойте минутку! Вы слышите барабанный бой? Или мне это чудится?

Издали слышен барабан Жанны д'Арк.

Капитан Фетен. Я ничего не слышу. Клади своего трефового туза.

Барабанный бой прекращается.

Мэр (в сомнении). Нет? Понимаете, герцог Бургундский, я боюсь, моя Жанна попала в беду и нуждается в помощи.
Капитан Фетен. Десятка червей. Мне нужен мир, чтобы продавать мои вина.
Немецкий капитан. Сколько стоят ваши деликатесы, мадам?
Мадам Супо. Кто сдает? Десять тысяч сребреников, милорд.
Мэр. Нет, на этот раз точно. Она безусловно в опасности, и даже в смертельной. Я должен поспешить к ней на помощь и все уничтожить. (Встает с картами в руке.)
Капитан Фетен. Берегись: если ты сейчас уйдешь, это будет в последний раз. Ты не в курсе дела. Как же играть, когда все время мешают? Валет треф.
Мэр (снова садится). Ну ладно.
Мадам Супо (дает ему оплеуху). Это тебе за своеволие.
Немецкий капитан. Позвольте, королева Изабо. (Считает монеты на столе.) Один, два, три...
Жорж (трясет Симону за плечо, в то время как немец продолжает считать). Симона! Теперь ты уже видишь сны с открытыми глазами.
Симона. Вы пойдете со мной, мсье Жорж?
Жорж (смотрит на свою перевязанную руку, радостно). Симона, я снова могу ею двигать!
Симона. Это хорошо. Но мы должны идти на кирпичный завод, мсье Жорж. У нас мало времени. Дядюшка Густав, вы тоже должны идти с нами, скорее!
Дядюшка Густав (возвращаясь из отеля гостиницы). Я? Они вывесили приказ: "Кто будет уничтожать материалы военного значения, будет расстрелян". Они шутить не любят.
Симона. Этого хочет мэр.
Дядюшка Густав. Мэр - старое дерьмо.
Симона. Но вы пойдете со мной, мсье Жорж? Это же ради Андре. Я просто не знаю, как уничтожить такую уйму бензина. Надо ли поджигать весь кирпичный завод?
Жорж. Разве ты не поняла? Я опять могу двигать рукой.
Симона (глядя на него). Значит, вы не хотите идти со мной?
Дядюшка Густав. Вот еще один.

Немецкий солдат входит во двор, таща багаж. Увидев его, Симона пугается
и поспешно убегает.

Немецкий солдат (он вспотел, опускает свою поклажу на землю и, сняв каску, начинает дружелюбно объясняться жестами). Капитан? Там?
Жорж (жестикулируя). Там, в гостинице. Сигарету?
Немецкий солдат (берет сигарету, улыбается). Война - дерьмо! (Делает вид, будто стреляет, а затем будто что-то отбрасывает.)
Жорж (смеясь). Бум-бум! (Издает губами неприличный звук.)

Оба хохочут.

Немецкий солдат. Наш капитан - тьфу!
Жорж. Что? Что?
Немецкий солдат (изображает капитана с моноклем). Дерьмо.
Жорж (радостно кивает и, со своей стороны, удачно передразнивает капитана Фетена и мадам Супо). Все - дерьмо.

Они опять хохочут, потом немецкий солдат поднимает свою поклажу и уходит
в отель.
(Дядюшке Густаву.) О-ля-ля! Как легко было бы понять друг друга.
Дядюшка Густав. Ты бы лучше поосторожнее.
Жорж. Еще бы! Теперь, когда моя рука опять действует.

Из гостиницы выходят немецкий капитан, капитан Фетен, мэр и мадам Супо.

Капитан Фетен. Я счастлив, господин капитан, что мы сумели достигнуть такого полного согласия.
Немецкий капитан. Благодарю вас, мадам, за то, что вы сразу же предоставили в наше распоряжение ваши запасы бензина. Мы принимаем его не потому, что вермахт в нем нуждается, а потому, что это доказывает вашу добрую волю к сотрудничеству.
Мадам Супо. Кирпичный завод здесь неподалеку.
Немецкий капитан. Я пошлю туда танки.

Небо окрасилось в багровый цвет. Все останавливаются и застывают на
месте. Далекие взрывы.
Что это?
Капитан Фетен (хрипло). Кирпичный завод.


далее: Б >>
назад: II <<

Бертольд Брехт. Сны Симоны Машар
   I
   II
   III
   Б
   IV
   Б
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация