<< Главная страница

XIV



Колокольный звон. За гробом, который несут в мавзолей города Цицеро, идут Бетти Дольфит в трауре, Кларк; Уи, Гири и Дживола несут по большому венку. Уи, Гири и Дживола, передав венки, остаются перед входом в мавзолей. Оттуда
доносится голос священника.

Голос священника.
Безвременно почив, Игнатий Дольфит
Здесь успокоится. Окончен путь,
Мощенный не доходами - трудами,
Трудами, приносившими богатство,
Но не тому, кто умножал его
И кто безвременно ушел из мира.
У врат небесных бдительный архангел
Положит руку на плечо пришельцу,
Где ткань костюма вытерта до дырки,
И скажет: "Этот человек пронес
Тяжелый груз". В муниципалитете,
На заседаньях, после прений все
Немного помолчат. Все будут ждать,
Что вот заговорит Игнатий Дольфит.
Сограждане охотно шли за ним.
Он честен был. Сегодня умерла
С ним совесть города. Он был нам нужен,
Особенно сейчас, и он ушел,
Ушел от нас тот человек, который,
Закрыв глаза, прямой дорогой мог
Идти, который знал закон и право.
Был ростом мал, но духом был велик.
Свою газету сделал он амвоном,
И этот звучный голос разносился,
Пространство и границы побеждая.
Игнатий Дольфит, в мире спи. Аминь.
Дживола.
У пастора есть такт: о том, как Дольфит
Преставился, - ни слова.
Гири (на нем шляпа Дольфита).
У него
Не такт, мой друг, а семеро детей.

Из мавзолея выходят Кларк и Малберри.

Кларк.
Вы, сволочи, над гробом сторожите,
Чтоб не пробилась истина?
Дживола.
Ах, Кларк,
Зачем так грубо? Можно ли ругаться
В священном месте? Да и шеф сегодня
Шутить не расположен.
Малберри.
Душегубы!
Игнатий Дольфит слова не нарушил,
И он молчал.
Дживола.
Невелика заслуга -
Нам помогать молчаньем. Мы хотим
Поддержки не молчаньем, а речами,
И громкими.
Малберри.
Он мог одно сказать:
Вы - душегубы!
Дживола.
Дольфита убрать
Необходимо было. Он был порой,
Через которую сочился пот
Испуганных торговцев. Слишком пахло
Трусливым потом.
Гири.
А капуста ваша?
Ей рынок сбыта нужен или нет?
Малберри.
Нам не нужны убийства!
Гири.
Чистоплюи!
Мы режем скот, но ростбиф вы едите!
Кричите: мяса! А потом бранитесь
На повара, который точит нож!
Вы, дурачье, должны на нас молиться,
А не ругать нас. Марш домой!
Малберри.
Ах, Кларк,
Ты в черный день привел их к нам.
Кларк.
Я знаю.

Оба угрюмо уходят.

Гири.
Не поддавайся, шеф! Не омрачат
Нам эти гады праздника!
Дживола.
Тсс, Бетти!

Из мавзолея выходит Бетти Дольфит, ее поддерживает под руку женщина. Уи делает несколько шагов ей навстречу. Из мавзолея доносится органная музыка.

Уи.
Примите, миссис Дольфит...

Она молча проходит мимо.

Гири (орет).
Эй, ты! Стой!

Она, остановившись, оборачивается. Видно, что лицо ее бело как мел.

Уи.
Примите соболезнованье. Друг мой
И ваш супруг покинул этот мир.
Но овощи остались. Допускаю,
Что вы забыли о своей капусте,
Что слезы вам туманят взор, и все же
Постигшее вас торе не должно
Заставить вас забыть, что пули наглых,
Трусливых террористов поражают
Грузовики с капустой и что льется
На мирную капусту керосин.
Но рядом с вами - я и наши люди.
Мы предлагаем вам защиту.
Бетти (подняв глаза к небу).
Боже!
Он не остыл еще!
Уи.
Я вместе с вами
Скорблю о смерти друга моего,
Убитого из-за угла рукой
Предателя.
Бетти.
Да, Дольфита убила
Рука, которую он пожимал...
Не ваша ли?
Уи.
Все та же клевета,
Все то же распусканье гнусных слухов,
Все то же нежеланье нас понять,
И недоверье к искренности дружбы,
И ложное истолкованье лучших
Моих порывов как враждебных действий,
И подозрительное отверганье
Моей протянутой руки!
Бетти.
Руки,
Протянутой, чтоб задушить!
Уи.
То было
Рукопожатье дружбы!
Бетти.
Как удав
Хотел быть другом кролика!
Уи.
Слыхали?!
Вот так мне отвечают! Дольфит тоже
Считал мое сердечное стремленье,
Мой искренний порыв - сухим расчетом,
И слабостью - мое великодушье.
На все, что я твердил, ответом было
Холодное молчанье. Да, молчанье!
Не теплая душевная поддержка.
А я-то как надеялся - в ответ
На чуть ли не униженные просьбы
О дружбе, о вниманье, или просто
О дружеском участье - на взаимность!
Напрасно я надеялся! Презренье
Мне бросили в лицо. И даже это
Молчание, обещанное нам
С угрюмой неохотой, - нарушают
При первом поводе! Куда, к примеру,
Теперь оно девалось? А? Куда?
Кричат о страхах, распускают басни
Чудовищные!.. Я прошу иметь
В виду: мое терпенье безгранично,
Но может лопнуть!
Бетти.
У меня нет слов.
Уи.
У сердца есть слова.
Бетти.
Так это сердце
Вас делает таким красноречивым?
Уи.
Я говорю, как чувствую.
Бетти.
Ужели
Так можно чувствовать? Да, верю, верю!
Вы убиваете от всей души!
Вы так же искренне преступны, как
Другие добродетельны! Обману
Вы верите, как люди верят правде!
Вы неизменны лишь в любви к измене!
Честны во лжи! В корысти - бескорыстны!
Вас доблестным порывом не подкупишь!
Воспламеняет вас звериный пыл!
Вас вдохновляет кровь! Насилье! Им
Вы дышите с восторгом. Подлость вас
Растрогает до слез. А добродетель
Вселит в вас ненависть и жажду мести!
Уи.
Таков мой принцип, миссис Дольфит, - я
Противника не прерываю, даже
Когда меня поносят. Да, я знаю:
В таких кругах, как ваш, - меня не любят.
Мое происхожденье - я ведь сын
Кварталов Бронкса - мне в вину вменяют.
"Он деревенщина, не знает даже,
Какою вилкой надо есть десерт!
Ну как его в коммерцию пускать?
Зайдет ли речь о займах, о тарифах
И о других финансовых вопросах,
Он по ошибке - ножик хвать! Ну, нет,
Так дело не пойдет. Он нам не нужен!"
Я, миссис Дольфит, прям, я называю
Все вещи собственными именами,
И этого мне тоже не прощают.
Так вот, со мной враждует предрассудок,
И победить могу я только сам
Руками и делами. Миссис Дольфит,
Вы связаны с торговлей овощами.
Я тоже. Это между нами мост.
Бетти.
Его не перекинешь через пропасть,
На дне которой - труп!
Уи.
Печальный опыт
Внушает мне, что с вами говорить
Мне следует по-деловому: я -
Влиятельный политик, вы - хозяйка
Торговли овощной. Прошу ответить:
Что вы надумали с торговлей? Жизнь
Идет вперед, минуя наши беды.
Бетти.
Да, жизнь идет - и потому я людям
Скажу о той чуме, что им грозит!
Я мертвому клянусь: возненавижу
Свой голос, если он произнесет:
"Хочу обедать" или: "С добрым утром",
А не одно и то же: "Уничтожьте
Артуро Уи!"
Гири (с угрозой).
Дитя мое, потише!
Уи.
Мы посреди могил. Для нежных чувств
Час не пришел. Я говорю о деле,
А не о мертвецах.
Бетти.
Ах, Дольфит, Дольфит!
Зачем меня покинул ты?
Уи.
Вы правы.
Поймите, Дольфита на свете нет.
Кто в Цицеро поднимет голос против
Террора, издевательства, насилья?
Потеря ваша невознаградима!
Вы беззащитны во враждебном мире,
Где слабый обречен. У вас осталась
Одна последняя защита - я.
Бетти.
Вы смеете об этом говорить
Вдове того, кто вами умерщвлен?
Чудовище! Я вас ждала, я знала,
Что вы придете обвинять других
В злодействах черных, совершенных вами.
"Не я, другой!", "Я ни о чем не знаю!".
"Я изнасилован", - кричит насильник,
"Убийство! Отомстим!" - кричит убийца.
Уи.
Мой план незыблем: вам нужна защита.
Бетти (слабо).
Он не пройдет!
Уи.
Увидим скоро.
Бетти.
Боже,
О, защити нас от такой защиты!
Уи.
Какой же вы дадите мне ответ?
(Протягивает ей руку.)
На дружбу вы согласны?
Бетти. Нет! Нет! Нет!
(В ужасе убегает.)

Появляется надпись.


далее: XV >>
назад: XIII <<

Бертольд Брехт. Карьера Артуро Уи, которой могло не быть
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   XII
   XIII
   XIV
   XV
   XVI
   XVII
   ЭПИЛОГ
   ХРОНОЛОГИЯ
   ИЗ ДНЕВНИКА БРЕХТА
   К ПЬЕСЕ "КАРЬЕРА АРТУРО УИ, КОТОРОЙ МОГЛО НЕ БЫТЬ"
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация