<< Главная страница

VIII



Контора треста "Цветная капуста". Артуро Уи, Эрнесто Рома, Джузеппе Дживола, Эмануэле Гири и телохранители. Группа мелких торговцев-зеленщиков слушает речь Артуро Уи. На возвышении рядом с Уи сидит больной старик Догсборо. На
заднем плане - Кларк.

Уи (орет).
Шантаж! Убийство! Произвол! Грабеж!
На улицах стрекочут пулеметы!
Почтенные папаши-горожане,
Идущие в муниципалитет,
Убиты среди бела дня! И что же
Предпринимают власти? Ничего!
Достопочтенные правители
Обделывают темные делишки,
А честных граждан обливают грязью...
Повсюду мерзость...
Дживола.
Слушайте!
Уи.
...и хаос!
Ведь если каждый делает, что бог
Ему положит на душу, и если
Он движим только эгоизмом, значит,
Все против всех. А это значит - хаос.
Вообразите, я своей картошкой
Торгую мирно в лавке или мирно
Веду свой грузовик с цветной капустой.
А кто-нибудь совсем не так уж мирно
Кричит, ворвавшись в лавку: "Руки вверх!"
А то палит в покрышку и в шофера, -
Какой же это мир? Но раз я знаю,
Что люди не ягнята, я приму
Какие-то решительные меры,
Чтоб эти люди не ворвались в лавку,
Чтоб мне не приходилось то и дело
Стоять по стойке "руки вверх" и чтобы
Я руки мог использовать разумней, -
Ну, скажем, огурцы считать и прочее.
Поскольку человек таков, он сам
По доброй воле револьвер не бросит, -
Ну, скажем, потому, что так красивей
И краснобай из городской управы
Его похвалит. Нет, брат, если я
Не выстрелю, так выстрелит другой.
Вот логика. Что ж делать? Я отвечу.
Во-первых: то, что до сих пор, друзья,
Вы делали, так дело не пойдет.
Сидеть лениво перед кассой в лавке,
Надеяться, что все сойдет, не знать
Объединенья, ссориться, без всякой
Охраны, ограждающей от бед,
Чтоб каждый гангстер мог на вас напасть,
Так дело не пойдет. Так вот, во-первых -
Единство. Вот что нужно. Дальше: жертвы.
Вы спросите меня: какие жертвы?
Что? Деньги за охрану лавок? Тридцать
Процентов на защиту? Не хотим!
Мы слишком любим наш карман! Вот если
Бесплатная охрана, - мы не против.
Друзья-зеленщики, не так все просто,
Бесплатно можно только помирать.
Все стоит денег. И охрана тоже,
Покой, и мир, и безопасность - деньги.
Все в жизни так. И потому что так
Все в жизни, было так, и будет так,
Решили мы - я и мои друзья,
Вот часть из них, другие там, снаружи -
Принять вас под свою защиту.

Дживола и Рома аплодируют.

Чтобы
Вы видели, что мы по-деловому
Решаем это дело, к нам пришел
Сам мистер Кларк, известный оптовик.

Рома выводит вперед Кларка. Несколько торговцев аплодируют.

Дживола.
Я, мистер Кларк, от имени собранья
Приветствую вас. Трест "Цветной капусты"
Поддерживает план Артуро Уи,
И это делает вам честь. Спасибо
Вам, мистер Кларк!
Кларк.
Леди и джентльмены!
Мы, трест "Цветной капусты", с огорченьем
Глядим, как бьетесь вы, как трудно вам
Сбывать товар. Все дорого, я знаю,
Вы на пороге краха. Почему?
Да потому, что грузчики, шоферы,
Кладовщики - развращены дурными
Влияньями и, что ни день, хотят
Все больше денег. Надо их скрутить
В бараний рог - Уи это обеспечит.
Первый торговец.
Но если им платить все меньше денег,
Кто будет покупателем?
Уи.
Законный
Вопрос. И я на это отвечаю:
Хотите не хотите, а рабочих
Сегодня вычеркнуть нельзя - хотя бы
Как покупателей. Я многократно
Указывал, что честная работа
Не только не зазорна, но сулит
Доход. А значит, нам необходима.
К отдельно взятому рабочему
Я расположен. Но когда рабочий,
С подобными себе вступая в сговор,
Суется со своим свинячьим рылом
В дела, где ничего не смыслит, вроде
Того, как выколачивать доходы,
Я говорю: стоп, братцы, осади!
Ты кто? Рабочий? Значит, ты работай.
Бастуешь? Не работаешь? Тогда
Ты больше не рабочий, ты опасный
Субъект, и я разделаюсь с тобой.

Кларк аплодирует.

А чтобы вы ни в чем не сомневались
И доверяли нам, тут среди нас
Есть человек, которого по праву
Мы все считаем образцом великой,
Непогрешимой нравственности, это -
Прославленный Догсборо.

Торговцы овощами аплодируют немного громче.

Господин
Догсборо, в этот час с особой силой
Я ощущаю, как обязан вам
Признательностью вечной. Провиденье
Соединило нас. Я много младше,
Я скромный сын кварталов Бронкса, вы
Меня избрали другом, даже сыном, -
Я этого вовеки не забуду.
(Берет бессильно свисающую руку Догсборо и
энергично трясет ее.)
Дживола (вполголоса).
Волнующий момент! Отец и сын!
Гири (выходит вперед).
Торговцы, шеф от сердца говорит!
Я вижу, что-то вы спросить хотите.
Давайте, братцы! И не бойтесь! Мы
Не пожираем тех, кто нам не враг.
Вы знаете, я режу правду-матку.
Я не сторонник болтовни, тем паче
Не выношу пустого критиканства,
Которое все видит в черном свете
И может только завести в тупик.
Но трезвые, разумные сужденья,
Как лучше сделать то, да се, да это, -
Что все равно мы сделаем, - такое
Мы выслушать готовы. Жмите, братцы!

Торговцы молчат.

Дживола (елейно).
И не щадите нас! Мою торговлю
Вы знаете!
Первый телохранитель.
Да здравствует Дживола!
Дживола.
Ну как, надежная охрана - или
Шантаж, убийство, произвол, грабеж?
Первый торговец.
Да у меня, вы знаете, спокойно -
Никто мою торговлю не громил.
Второй торговец.
И у меня.
Третий торговец.
И у меня спокойно.
Дживола.
Невероятно!
Второй торговец.
Говорят, недавно
В пивных бывало что-то в этом роде,
О чем тут говорил Артуро Уи, -
Там кружки били, выливали спирт,
За то, что за охрану не платили,
Но, слава богу, в овощной торговле
Все тихо-мирно.
Рома.
А убийство Шийта?
А смерть кассира Боула? Вот так тихо!
Второй торговец.
Как, разве это все произошло
Из-за цветной капусты?
Рома.
Нет, минутку!
Рома отходит к Уи, который после своей большой речи сидит с измученным и безразличным видом. Сказав несколько слов Уи, он жестом подзывает Гири, Дживола тоже принимает участие в стремительном обмене репликами; все говорят шепотом. Затем Гири подзывает одного из телохранителей и быстро выходит
вместе с ним.

Дживола.
Высокое собранье! Сообщаю,
Что некая особа пожелала
При вас, друзья, сказать свое спасибо
Артуро Уи.
Он отходит в глубь сцены и возвращается в сопровождении ярко накрашенной и разодетой женщины - Докдейзи; она ведет за руку девочку. Все трое
останавливаются перед Уи, тот встает.

Прошу вас, миссис Боул.
(Обращается к торговцам.)
Да, это миссис Боул, вдова кассира
Из пароходства Шийта, - он вчера,
Спеша исполнить долг свой, шел в управу
И был убит неведомым злодеем.
Прошу вас, миссис Боул!
Докдейзи. Господин Уи, испытывая глубокое горе, обуревающее меня в связи с гнусным убийством моего несчастного мужа, направлявшегося для исполнения своего гражданского долга в городскую управу, не могу не выразить вам моей глубочайшей благодарности. Благодарность эту я высказываю по случаю присылки вами цветов мне и моей маленькой дочурке в возрасте шести лет, столь неожиданно лишившейся отца. (Обращаясь к собранию.) Господа, я всего лишь бедная вдова, и мне бы хотелось сказать только, что, не будь господина Уи, я бы сегодня валялась где-нибудь на улице, - это утверждение я в любой момент готова повторить. Господин Уи, моя маленькая дочка в возрасте пяти лет и я, мы никогда не забудем этого.

Уи протягивает Докдейзи руку и берет ребенка за подбородок.

Дживола. Браво!
Через зал собрания наискосок проходит Гири, на нем шляпа Боула; следом за Гири несколько гангстеров, они тащат большие бидоны с керосином. Расталкивая
торговцев, они направляются к выходу.

Уи.
Я выражаю соболезнованье
Вам, миссис Боул, по случаю утраты.
Нельзя терпеть убийц, бандитов...
Дживола (торговцам, собирающимся уходить).
Стой!
Собранье не закрыто. Вам сейчас
Наш друг Джеймс Гринвул в память о
покойном
Исполнит песню, после будет сбор
Пожертвований в пользу миссис Боул.
Джеймс - баритон.
Один из телохранителей выходит вперед и поет слащавую песню, в которой часто повторяется слово "очаг". Все это время гангстеры явно поглощены музыкой - одни из них опустили голову на руки, другие, зажмурив глаза, откинулись на спинку стула и т. п. Жидкие аплодисменты, раздающиеся после песни, внезапно прерваны воем полицейских и пожарных сирен. Большое окно на заднем плане
багровеет.

Рома.
Пожар в районе порта!
Голос.
Где?
Телохранитель (вбегает).
Который
Из вас торговец Хук?
Второй торговец.
Я! Что случилось?
Телохранитель.
Ваш склад горит.
Торговец Хук стремительно выбегает. Некоторые бегут за ним следом. Остальные
бросаются к окну.

Рома.
Стой! Оставаться здесь!
Не выходить!
(Телохранителю.)
Поджог?
Телохранитель.
Да, без сомненья.
Нашли бидоны с керосином, босс.
Третий торговец.
Бидоны проносили здесь!
Рома (в бешенстве).
Как? Где?
Кто нас посмеет обвинить?
Телохранитель (тычет торговца в бок револьвером).
Ну, что?
Что проносили? Повтори! Бидоны?
Другие телохранители (остальным торговцам).
Ты видел? - Ты?
Торговцы.
Я - нет. - И я не видел.
Рома.
Вот то-то же!
Дживола (быстро).
Тот самый человек,
Который объяснил нам так недавно,
Как все спокойно в овощной торговле,
Теперь сам видит: склад его горит.
Он подожжен злодеем. Разве вы
Не убедились? Разве вы слепые?
Объединитесь, растопчите зло!
Уи (орет).
В Чикаго дело далеко зашло!
Зато уж все поймут наверняка,
Что нам нужна железная рука.


далее: IX >>
назад: VII <<

Бертольд Брехт. Карьера Артуро Уи, которой могло не быть
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   XII
   XIII
   XIV
   XV
   XVI
   XVII
   ЭПИЛОГ
   ХРОНОЛОГИЯ
   ИЗ ДНЕВНИКА БРЕХТА
   К ПЬЕСЕ "КАРЬЕРА АРТУРО УИ, КОТОРОЙ МОГЛО НЕ БЫТЬ"
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация