<< Главная страница

III




Пунтила обручается с ранними пташками.

Раннее утро в деревне. Деревянные домики. На одном вывеска "Почта", на другом - "Ветеринар", на третьем - "Аптека". Посреди площади - телеграфный столб. Пунтила наехал на столб и ругает его на все корки.

Пунтила. Давай мне зеленую улицу, по всему Тавастланду! Прочь с дороги, чертов столб, не мешай Пунтиле! Кто ты такой! Лес у тебя есть? Коровы есть? Ага, нету! Прочь с дороги! Погоди, вот позвоню полицмейстеру, зацапает он тебя за то, что ты красный, тогда будешь отпираться! (Вылезает из машины.) Ага, отодвинулся! Давно пора! (Идет к домику, стучит в окно.)

Выглядывает Эмма-самогонщица.
С добрым утром, сударыня! Как изволили почивать? У меня к вам есть дело, высокоуважаемая. Я, видите ли, хозяин Пунтила из Ламми, и мне необходимо достать законным образом спирту для моих коровушек; они, бедняги, тяжело больны скарлатиной. Где тут у вас изволит проживать господин ветеринар? Слушай, я всю твою вонючую халупу разнесу, если ты мне сию минуту не покажешь, где ветеринар!
Эмма-самогонщица. Ух ты! Какой сердитый! Вон там дом нашего ветеринара. Но, кажется, вы сказали, что вам угодно спиртику? У меня есть спирт - хороший, крепкий, сама делаю!
Пунтила. Убирайся, скверная баба! Как ты смеешь предлагать мне незаконный спирт! Я пью только законный, другой мне в глотку не полезет. Лучше подохну, а против финских законов не пойду, я не из таких! Нет, я все делаю по закону. Захочу кого-нибудь убить, если можно в рамках законности, - убью, а нет - воздержусь!
Эмма-самогонщица. Да пусть вас холера скрутит, сударь, от вашей законной водки. (Уходит в домик.)

Пунтила бежит к дому ветеринара, звонит. Ветеринар выглядывает в окно.

Пунтила. А, коровий лекарь, наконец-то я тебя нашел. Я хозяин Пунтила, из Ламми, у меня девяносто коров, а у них у всех скарлатина. Дай мне немедленно рецепт на спирт! Чтоб все по закону!
Ветеринар. Вы не по адресу обращаетесь, милейший, идите-ка отсюда!
Пунтила. Ветеринар, ле разочаровывай меня, наверно, ты и не ветеринар, не то ты бы знал, что дают Пунтиле, когда у него коровы болеют скарлатиной! Я же не вру! Если б я сказал, что у них - ящур, это было бы вранье, а раз я говорю - у них скарлатина, так это просто тонкий намек между честными людьми.
Ветеринар. А если я не понимаю намеков?
Пунтила. Не понимаешь? Может быть, мне намекнуть, что у Пунтилы самый сильный кулак в Тавастланде? Про меня даже песню сложили. У меня на совести уже три ветеринара. Теперь понял намек, господин доктор?
Ветеринар (смеется). Теперь понял. Конечно, такому могучему человеку нельзя отказать. Но если б я был уверен, что у них действительно скарлатина...
Пунтила. Слушай, доктор, они же все в пятнах - бурых, рыжих, а у одной даже черные пятна - конечно, это скарлатина в самой тяжелой форме! А думаешь, у них голова не болит? Да они всю ночь не спят, ворочаются, наверно, только и думают что о своих грехах.
Ветеринар. Да, чувствую, мой долг облегчить их страдания. (Бросает рецепт в окно.)
Пунтила. А счет пошлешь в поместье "Пунтила", в Ламми. (Бежит к аптеке, звонит.)

Из своего домика выходит Эмма-самогонщица.

Эмма-самогонщица (поет песенку и моет бутылки).

Раз, когда созрели сливы,
На лошадке, на гнедой,
К нам приехал гость красивый -
Парень с рыжей бородой.
(Возвращается к себе в домик.)

Из окна аптеки выглядывает девушка-фармацевтка.

Девушка-фармацевтка. Что вы звонок обрываете?
Пунтила. Лучше я оборву звонок, чем стану дожидаться. Цып-цып-цып! Мне нужен спирт для моих коров, у меня их девяносто голов, слышишь, толстушечка?
Девушка-фармацевтка. Вам полицейский нужен, вот я его сейчас кликну!
Пунтила. Деточка, деточка! Такому человеку, самому Пунтиле из Ламми, грозить полицией! Одного все равно мало, зови уж сразу двоих! А зачем их звать, я их и так люблю, у них ноги большущие, по пять пальцев на каждой, они молодцы, они за порядок, и я - за порядок! (Дает рецепт.) Вот тебе, голубка, законная бумажечка, все в порядке!

Девушка-фармацевтка идет за спиртом. Пока Пунтила ждет, снова
появляется Эмма-самогонщица.

Эмма-самогонщица (поет.)

И, пока мы сливы рвали,
Он, валяясь на траве,
Любовался, - но едва ли
Облаками в синеве...
(Уходит.)

Девушка-фармацевтка (приносит спирт. Смеется). Ну и бутылка! Не забудьте наутро дать вашим коровам опохмелиться и селедочки на закуску! (Отдает бутылку.)
Пунтила. Буль-буль-буль! Эх, финская музыка - лучше ее на свете нет! О господи, чуть не позабыл, водка есть, а подружки нет! А у тебя и водки нет и дружка нет! Красавица моя аптечная, давай обручимся с тобой!
Девушка-фармацевтка. Благодарю-вас, господин Пунтила, но я признаю обручение только по закону - с колечком и с глоточком вина.
Пунтила. Согласен, лишь бы ты со мной обручилась. Тебе давно пора выходить замуж, разве это жизнь? Расскажи-ка мне про свою жизнь, должен же я знать, кто такая моя невеста!
Девушка-фармацевтка. Про свою жизнь? Живу я так: училась четыре года, а теперь аптекарь платит мне меньше, чем кухарке. Половину жалованья отсылаю матери в Тавастхус, у нее слабое сердце, и у меня тоже. Дежурю через ночь. Аптекарша меня ревнует к мужу, он мне покою не дает. Рецепты разбирать трудно, почерк у доктора прескверный. Один раз я уже перепутала рецепты, а лекарствами я вечно прожигаю платья, да и стирка дорогая. Друга у меня нет, все кругом женаты - и полицмейстер, и директор кооператива, и книготорговец. Нет, жизнь у меня невеселая.
Пунтила. Вот видишь! Держись за Пунтилу! Вот выпей глоточек!
Девушка-фармацевтка. А где кольцо? По закону сперва кольцо, потом винцо!
Пунтила. У тебя есть кольца для занавесок?
Девушка-фармацевтка. Вам одно или много?
Пунтила. Давай, давай побольше, милашка! Пунтиле всего надо побольше! Одну девочку он может и не заметить. Понимаешь?

Пока девушка-фармацевтка ищет палку для занавесок, снова выходит
Эмма-самогонщица.

Эмма-самогонщица (поет).

Стали мы варить варенье,
Парень тоже не зевал,
Приводил нас всех в смущенье -
Пальцем пенку он снимал.

Девушка-фармацевтка подает Пунтиле кольца от занавесок.

Пунтила (надевает ей кольцо). Приходи в поместье "Пунтила" в воскресенье через неделю. Будет торжественное обручение. (Бежит дальше.)

Навстречу идет Лизи-коровница с подойником.
Стой, пташка! Мне тебя нужно. Куда так рано?
Лизи-коровница. Коров доить!
Пунтила. Так и сидишь всю жизнь, а между коленок ничего, кроме ведра, нет! Тебе мужа надо! Разве это жизнь! Расскажи-ка про свою жизнь, я тобой заинтересовался.
Лизи-коровница. Живу я так: в половине четвертого встаю, хлев убираю, коров чищу. Потом - дойка, потом - мойка. Все руки разъедены содой и какой-то едкой дрянью. Потом опять навоз убирай, а потом - кофе дают, а он вонючий - больно дешевый! Съем хлебца, посплю малость. В обед сварю картошки, сделаю подливку, мяса никогда не вижу, разве что экономка подарит яичко или сама найду. Потом - опять мойка, опять дойка, опять уборка: в день надо сто двадцать литров надоить. На ночь поем хлеба с молоком, мне два литра полагается, а остальное я покупаю. Раз в месяц дают выходной в воскресенье, но я и в другие вечера иногда хожу на танцы, случается, до того дотанцуешься, что от этого даже дети бывают. У меня есть два платья и велосипед.
Пунтила. А у меня есть поместье, и паровая мельница, и лесопилка, а жены нет! Хочешь со мной обручиться? Вот тебе кольцо, вот винцо - все по закону! Приходи через неделю ко мне в "Пунтилу". Сговорились?
Лизи-коровница. Сговорились! (Уходит.) Пунтила (бежит дальше). Надо по всей деревне пробежаться. Интересно, кто тут еще встал? Лучше ранних пташек никого нет, вылезет этакий розанчик из постельки, глазки такие ясные, такие грешные! А мир еще такой молодой! (Подходит к телефонной станции.)

В дверях - Сандра-телефонистка.
С добрым утром, зоркие глазки! Ты ведь всезнайка, тебе по телефону все известно!
Телефонистка. С добрым утром, господин Пунтила! Что так рано?
Пунтила. Невесту ищу.
Телефонистка. Вас тут всю ночь разыскивали по телефону.
Пунтила. И все-то ей известно! А ты полночи не спала - и все одна! Расскажи мне про свою жизнь!
Телефонистка. Какая у меня жизнь: получаю пятьдесят марок и за это вот уже сколько лет невылазно сижу в своей телефонной кабинке. За домом у меня клочок земли, сажаю там картошку, копчушки к ней прикупаю, а кофе все дорожает. Знаю все, что делается в селе и даже дальше. Вы бы удивились, сколько я знаю. Потому и замуж не берут. Я - секретарь рабочего клуба, отец у меня был сапожник. Картошку варю, телефоны соединяю, все знаю - вот вся моя жизнь.
Пунтила. Пора, пора переменить жизнь. И поскорее. Посылай телефонограмму в главное управление: выхожу, мол, замуж за Пунтилу из Ламми. Вот тебе кольцо, вот винцо, все по закону - через неделю, в воскресенье, приходи ко мне в поместье!
Телефонистка (смеется). Приду, спасибо. Я знаю, вы будете праздновать обручение дочки.
Пунтила (Эмме-самогонщице). Вы, очевидно, слыхали, сударыня, что я тут со всеми обручаюсь. Надеюсь, вы тоже придете?
Эмма-самогонщица и фармацевтка (поют).

А когда варенье ели,
Был тот парень далеко.
Но о шутках и веселье
Позабыть не так легко!

Пунтила. Еду дальше, через лес, мимо пруда, и как раз поспею на базар, чтоб нанять батраков. Эх, вы, девушки, цып-цып-цып! Сколько лет зря вставали рано, пока Пунтила не приехал - для него стоило рано встать! Все ко мне! Эй, вы, ранние пташки, все, кто огонь раздувает и дым в глаза пускает, бегите ко мне по травке босиком, травка вас приветит. Пунтила вас встретит!


далее: IV >>
назад: II <<

Бертольд Брехт. Господин Пунтила и его слуга Матти
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   X
   XI
   ПРИМЕЧАНИЯ К МУЗЫКАЛЬНОЙ ЧАСТИ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация