<< Главная страница

ПРИМЕЧАНИЯ К МУЗЫКАЛЬНОЙ ЧАСТИ




"Баллада о лесничем и графине" написана на мелодию старинной шотландской баллады; "Песня о сливах" - на народную мелодию.
"Песня о Пунтиле" положена на музыку композитором Паулем Дессау.

Исполнительница роли кухарки Лайны во время перемены декораций выходит на авансцену в сопровождении аккордеониста и гитариста и перед опущенным занавесом поет после каждой сцены соответствующую этой сцене строфу. При этом она изображает приготовления к торжественной помолвке: метет пол, вытирает пыль, месит тесто, взбивает белки, смазывает формы для пирожных, моет стаканы, мелет кофе, вытирает тарелки.

ПЕСНЯ О ПУНТИЛЕ

1

Три ночи Пунтила кутил,
Был очень пьян и весел.
Слуга, когда он уходил,
Поклона не отвесил.
- Эй, кельнер! Так себя ведут
В отеле Тавастхус?
- Ах, сударь, я замучен тут,
На ногах я едва держусь.

2

Раз дочь помещика взяла
Читать роман из шкафа.
И из романа поняла,
Что выйдет лишь за графа.
Но, увидав шофера, дочь
Спустилась с высоты.
- Я пошутить с тобой не прочь.
Говорят, что мужчина ты.

3

Увидел Пунтила во ржи
Доярку с грудью белой.
- Эй, пташка ранняя, скажи,
Куда ты полетела?
Привыкла с наступленьем дня
Ты для меня вставать,
Так привыкай же для меня
Залезать на мою кровать.

4

Стояла банька над прудом
На самом берегу.
С господской дочкой там вдвоем
Заметили слугу.
Сказал отец: - За атташе
Я выдать дочь хочу.
Ему все будет по душе:
Я долги за него плачу.

5

К шоферу барышня пришла
В ночь накануне брака.
Его с собой она звала
Ловить на речке раков.
Но ей шофер сказал в ответ
На нежные слова:
- Я не читал еще газет,
Дай газету прочесть сперва.

6

К помолвке дочери пришел
Союз невест папаши,
Но Пунтила был очень зол,
Невест он выгнал взашей.
- Овцу стригут, но ей не шьют
Овчинного тулупа.
Я б с вами спал, но в доме тут
Принимать вас, ей-богу, глупо.

7

Все женщины ушли назад
В родимое селенье.
Их ноги от ходьбы болят,
Пропало воскресенье.
Поистрепались башмаки...
Эх, сами виноваты!
Ведь верят только дураки
Обещаньям господ богатых.

8

Ударил Пунтила о стол
Да так, что стол загрохал:
- Я б лучше дочь к слуге отвел,
Чем к этой рыбе дохлой!
Но слугам честь их дорога.
- Уйдите, барин, прочь.
Я не женюсь, - сказал слуга, -
Не по вкусу мне ваша дочь.


ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ ЦЮРИХСКОЙ ПРЕМЬЕРЫ (1948)

1

Вместо обычного занавеса, который отделяет сцены, отрубая их, словно гильотина, снова была невысокая, легко развевающаяся полотняная штора, на которую проецировались названия сцен. Во время перемены декораций эта штора слегка освещалась и от этого как бы оживала, а зрители получали более или менее ясное представление о том, что для них готовилось на сцене. В частности, они видели верхнюю часть высоких стен, которые вносились на сцену, видели солнечный диск и лунный серп, спускавшиеся на веревках и еще не освещенные, так что заметна была их металлическая поверхность. Они видели также смену различных облаков.

2

Изображения солнца, луны и облаков, похожие на вывески лавок и трактиров, висели перед высокой и широкой стеной из березовой коры, являвшейся задником сцены на представлении "Пунтилы". При этом, в зависимости от того, что изображалось на сцене - день, сумерки, или ночь, - березовая стена освещалась сильнее, слабее или совсем не освещалась, в то время как сценическая площадка была всегда полностью освещена. Таким образом, внешние условия служили только фоном и были отделены от остального зрелища.

3

Цветное освещение совсем не применялось. Там, где мощность световой аппаратуры достаточна, свет должен распределяться по всей сцене равномерно, как в наших варьете во время исполнения акробатических номеров. Резкий свет прожектора делает лица актеров безжизненными, затемнения, даже относительные, вредят восприятию звучащих из тьмы реплик. Рекомендуется с помощью фотографии определить, какое освещение утомляет зрителя.

4

Цвета и контрасты может обеспечить театральный декоратор без помощи цветного освещения. В спектакле "Пунтила" цветная гамма для сцены состояла из синего, серого и белого, а для костюмов - из черного, синего, серого и белого. Костюмы были выдержаны в строго реалистическом стиле с особым вниманием к деталям (сумочки у женщин из Кургелы; батраки работают в воскресенье босиком, но в праздничных штанах, рубашках и жилетках и т. д.).

5

Трудовые моменты должны быть тщательно поставлены. Актриса, исполнявшая роль горничной Фины и казавшаяся девочкой из-за своего роста, сумела стать очень выразительной фигурой в тех сценах, когда она до самой ночи стирает белье (VI), тащит масло (VII) и наконец засыпает от усталости за столом Пунтилы (IX).

6

Как было упомянуто, постоянным обрамлением сцены была на заднем плане большая стена из березовой коры, а по сторонам на переднем плане - сооружения из тонких позолоченных брусьев. Декорации составлялись из отдельных элементов: так, например, в первой сцене их было два: 1) деревянная панель со столом, стульями, скатертью, испещренной красными винными пятнами, и дюжиной пустых бутылок, сложенных на полу, и 2) пальма в кадке (элемент украшения). Такие декоративные элементы в шестой сцене, как вход в дом и ворота двора, могут быть точно расположены на сцене во время репетиций. Другим элементом украшения, который не обыгрывался в спектакле, была аляповатая гипсовая фигура во второй сцене. Что касается свиной туши в пятой сцене, которая висела на сооружении из ярко-красных деревянных балок и медной штанги, то она не была элементом украшения, так как свидетельствовала о приготовлениях к обеду в честь помолвки, и, кроме того, в следующей сцене ее несли через двор. Уделялось большое внимание красоте и легкости этих отдельных элементов и живописности их группировки, при этом они должны были быть вполне реалистическими. Автомобиль в третьей сцене состоял только из передней части, которая была отрезана от остального корпуса, но сохраняла все подлинные детали конструкции.

7

Изношенность всех элементов сцены - костюмов и реквизита - нужна не только для реализма, она избавляет зрителей от впечатления, что все это новое, "с иголочки".

8

Каждый взгляд, брошенный на сцену, должен давать зрителю полноценную картину и в смысловом, и в пространственном, и в красочном отношении.

9

В немецком языке нет специального термина для обозначения пантомимы, которая в английском театре называется busyness (дело), и мы неохотно и робко включаем ее в театральное действие. Слово Kiste (ящик), применяемое нами для ее обозначения, доказывает то презрение, которое мы к ней питаем. Однако эти "ящики" являются одной из главных составных частей повествовательного театра. (Пунтила идет по морю водки, как п_о_ суху (I), Пунтила нанимает лесоруба, потому что ему понравились его глаза (IV), женщины из "Кургелы" смотрят, как несут в дом их жениха масло, мясо и пиво (VII), и т. д. Это все, конечно, было полностью обыграно. Здесь помогает принцип временн_о_й последовательности ("одно следует за другим"), от которого постоянно приходится отходить в драматургии экспозиции, узловых моментов и кульминации.

10

Решающим является показ классового антагонизма между Пунтилой и Матти. Роль Матти должна быть так исполнена, чтобы получился необходимый итог, то есть чтобы духовное превосходство оставалось за ним. Исполнитель роли Пунтилы должен в сценах опьянения остерегаться того, чтобы публика была настолько захвачена его жизненной силой и обаянием, чтобы потерять критическое отношение к нему.

11

К самым благородным персонажам спектакля принадлежат четыре женщины из Кургелы. Было бы совершенно неверным представлять их в комическом виде. Они сами полны юмора. Они должны быть очень привлекательными, так, чтобы их изгнание могло быть приписано только их низкому общественному положению.

12

Возможные сокращения: сцена IV (наем работников) вычеркивается. Отсюда кое-что добавляется в следующую сцену (скандал в "Пунтиле").
Тогда сцена V начинается так:
Двор в имении "Пунтила" с финской баней, внутренность которой видна зрителю. Утро. Фина, горничная, и Лайна, кухарка, прибивают над дверью дома щит с надписью: "Добро пожаловать на помолвку!". Через ворота во двор входят
Пунтила, Матти и несколько лесорубов.

Лайна. Добро пожаловать обратно в "Пунтилу"! Мадемуазель Ева, господин атташе и господин судья уже приехали, они завтракают.
Пунтила. Прежде всего я хочу знать, почему Сурккала укладывает вещи? Что с ним такое?
Лайна. Вы же обещали пастору, что выгоните Сурккалу, потому что он красный.
Пунтила. Что? Сурккалу? Единственного умного человека во всем моем имении? У него четверо детей, что он может подумать обо мне? Пастора я к себе больше на порог не пущу за его бесчеловечность. Пускай Сурккала сейчас же придет сюда, чтобы я мог извиниться перед ним и его семьей. И дети его тоже пускай придут, все четверо, чтобы я мог лично выразить им свое сожаление за тот страх и неуверенность, в котором они пребывали.
Лайна. Этого не нужно, господин Пунтила...
Пунтила (серьезно). Нет, нужно! (Показывает на работников.) Эти господа остаются у меня на службе. Поднеси им водочки, Лайна, я их назначу на лесные работы.
Лайна. А я думала, вы продаете лес.
Пунтила. Я? Нет, никакого леса я не продаю. У моей дочки имеется приданое от природы, верно я говорю? А этих людей я привез с собой, потому что я терпеть не могу нанимать работников на рынке. Когда я покупаю лошадей или коров, я иду на рынок как ни в чем не бывало. Но ведь вы же люди, и нельзя, чтобы вас покупали на базаре, верно я говорю?
Тощий работник. Конечно.
Матти. Позвольте, господин Пунтила, вы неправы. Им нужна работа, у вас есть работа, и вы договариваетесь между собой, а где это происходит - на базаре, в церкви или здесь - это все равно рынок.
Пунтила. Разве, когда ты на меня смотришь, ты проверяешь, какие у меня ноги, словно я жеребец, которому ты смотришь в зубы?
Матти. Нет, вас я принимаю на веру.
Пунтила (указывая на тощего работника). Этот неплох, мне нравятся его глаза.
Матти. Господин Пунтила, я не хочу вас отговаривать, но этот человек вам не годится, он не выдержит.
Тощий работник. Слыханное ли дело? Откуда ты знаешь, что я не выдержу?
Матти. Здесь работают одиннадцать с половиной часов, да еще летом! Я не хочу, чтобы вы потом разочаровались в нем, господин Пунтила. Вы же его потом сами прогоните, если он не выдержит.
Пунтила. Я иду в баню, пусть Фина принесет мне кофе. Пока я раздеваюсь, отбери еще двоих или троих, чтобы у меня был выбор. (Идет в баню, раздевается.)

Фина приносит рабочим водки.

Матти (Фине). Отнеси ему кофе.
Рыжий работник. Ну как здесь, в "Пунтиле"?
Матти. Средне. Четыре литра молока, молоко хорошее. Картошку, говорят, тоже дают. Каморки маловаты.
Рыжий. А школа далеко? У меня девчонка - школьница.
Матти. Час с четвертью ходу.
Рыжий. По хорошей погоде - это пустяки. А сам-то он какой?
Матти. Уж очень в душу лезет. Тебе-то наплевать, ты в лесу, а я с ним все время сижу в машине, я в его воле, не успеешь оглянуться, он вдруг расчувствуется, верно, придется брать расчет.

Входит Сурккала с четырьмя детьми.
Сурккала! Ради бога, скройся с глаз! Он сейчас вылезет из бани надерется своим кофеем, станет трезвым, как стеклышко, и не дай бог - увидит, что вы еще на дворе. Советую, не попадайтесь ему на глаза в ближайшие дни.

Сурккала кивает и хочет поспешно уйти вместе со своими детьми.

Пунтила (раздеваясь, пытался подслушать, но не разобрал последних слов. Выглянув из бани, увидел Сурккалу и его детей). Сурккала! Я сейчас выйду к вам. (Матти.) Дай ему десять марок задатку.
Матти. А не могли бы вы что-нибудь решить и насчет этих людей? Ведь они рынок пропустят.
Пунтила. А я не хочу с этим торопиться. Я не могу хладнокровно покупать людей. Я даю им дом в моей "Пунтиле". Я хочу, чтобы в моей "Пунтиле" они были как дома.
Рыжий работник. Тогда я лучше пойду, мне работа нужна. (Уходит.)
Пунтила. Стой! Ну вот, ушел. А он подходящий. (Тощему работнику.) Не давай себя отпугнуть! Ты выдержишь. Даю тебе слово... А вы знаете, что такое слово тавастландского хозяина? Гора Хательма провалится - хотя навряд ли, но может провалиться, но слово тавастландского хозяина крепко, это все знают. (Матти.) Входи сюда, ты будешь меня обливать. (Тощему работнику.) Ты тоже входи.

Пунтила, Матти и тощий работник входят в баню. Матти поливает Пунтилу
водой. Сурккала с детьми быстро уходит.
(Далее, как было, начиная от страницы 263, строка первая снизу, и до страницы 266, шестая строка снизу, потом):
Пунтила (Фине). Слушайте меня внимательно, какое я принял решение, иначе опять по обыкновению переврут мои слова до неузнаваемости. Этого работника я бы взял, но у него слишком хорошие штаны, он работать не будет. К одежде надо особо приглядываться; у кого она слишком хороша, тот воображает, что он сам слишком хорош для работы, а у кого слишком порвана, у того характер плохой. У садовника, например, могут быть заплатанные штаны, если заплатки на коленях, а не на заду, у садовника должны быть заплатаны колени. Я человека насквозь вижу с первого взгляда. На возраст я не смотрю. Старики работают не меньше, а то и больше: боятся, что их уволят. Для меня главное, какая у человека душа. Чересчур умных я не люблю, они целый день высчитывают рабочие часы, это мне ни к чему. Я хочу быть в дружеских отношениях с моими людьми. (Сильному работнику.) Ты можешь пойти со мной, я тебе дам задаток. Ага, я кое-что вспомнил! (Матти, который вышел из бани.) Дай-ка мне твою куртку. Слышишь, давай куртку! (Берет куртку Матти.) Ага, я поймал тебя, красавчик! (Показывает ему бумажник.) Вот что у тебя в кармане! Я так и знал, с первого взгляда я узнал, что ты тюремная птица. Мой это бумажник? Отвечай!
Матти. Так точно, господин Пунтила.
Пунтила. Теперь ты пропал - десять лет тюрьмы. Сейчас позвоню в полицию.
Матти. Так точно, господин Пунтила.
Пунтила. А, обрадовался? Хочешь валяться в камере, бить баклуши и жрать хлеб несчастных налогоплательщиков. Это как раз по тебе. Сейчас, во время жатвы! Хочешь увильнуть, чтобы не работать на тракторе. Но я все тебе впишу в твое свидетельство! Ты меня понимаешь?
Матти. Так точно, господин Пунтила.

Пунтила, разгневанный, идет по направлению к дому. На пороге стоит Ева с
соломенной шляпкой в руках. Она все слышала.

Тощий работник. А мне куда идти, господин Пунтила?
Пунтила. Ты мне не нужен, тебе не выдержать.
Тощий работник. Но сейчас рынок уже закрылся.
Пунтила. Раньше надо было думать! Не пользоваться моим хорошим настроением. Я всех вижу, кто этим пользуется. (Работнику, который идет за ним следом.) Я вообще передумал. Я никого не найму. Лес я, вероятно, продам. Скажите спасибо за это вот ему! (Указывает на Матти.) Он нарочно скрыл от меня то, что я должен был бы знать. Ну я ему сумею отплатить! (Мрачный, уходит в дом.)
(Далее, как было, начиная со страницы 267, строка третья снизу).


далее: КОММЕНТАРИИ >>
назад: XI <<

Бертольд Брехт. Господин Пунтила и его слуга Матти
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   X
   XI
   ПРИМЕЧАНИЯ К МУЗЫКАЛЬНОЙ ЧАСТИ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация