<< Главная страница

III




Вечер в городском парке.
Молодой человек в потрепанной одежде провожает глазами самолет, по-видимому, летящий высоко над парком. Он достает из кармана веревку и оглядывается по сторонам. Когда он направляется к высокой иве, на дороге показываются две проститутки. Одна уже старая, другая - племянница из семьи, обосновавшейся у
Шен Де.

Молодая. Добрый вечер, миленький. Пойдешь со мной?
Сун. Не исключено, милые дамы, если вы дадите мне поесть.
Старая. Видно, рехнулся? (Молодой.) Пошли дальше. Зря потеряем время. Это же безработный летчик.
Молодая. Но в парке, наверно, уже никого не осталось, сейчас пойдет дождь.
Старая. Поглядим, авось кто-нибудь еще найдется.
Идут дальше. Осмотревшись по сторонам, Сун достает веревку и забрасывает на сук дерева. Но ему опять помешали. Обе проститутки быстро возвращаются. Они
не видят его.

Молодая. Ох и ливень будет.

На дороге появляется Шен Де.

Старая. Смотри, вот идет это чудовище! Она погубила тебя и твою родню.
Молодая. Не она. Ее двоюродный брат. Она пустила нас к себе, а потом предлагала заплатить за пирожки. Против нее я ничего не имею.
Старая. Зато я имею! (Громко.) Ах вот она, наша миленькая сестрица со своим золотым горшком! Мало ей лавки, она еще хочет перехватить у нас кавалеров.
Шен Де. Что ты на меня набросилась? Я иду в чайный домик у пруда.
Молодая. Говорят, ты выходишь замуж за вдовца с тремя детьми!
Шен Де. Да, я должна там встретиться с ним.
Сун (нетерпеливо). Уберетесь вы наконец, потаскухи! И здесь покоя от них нет!
Старая. Заткни глотку!

Обе проститутки уходят.

Сун (кричит им вслед). Стервятники! (Публике.) Даже в таком уединенном месте они рыщут в поисках своих жертв, даже в кустах, под дождем они норовят поймать своих покупателей.
Шен Де (сердито). Почему вы браните их? (Замечает веревку.) Ой!
Сун. Чего вытаращилась?
Шен Де. Зачем веревка?
Сун. Проходи, сестрица, проходи! У меня нет денег, даже медяка. Но, будь он у меня, я купил бы не тебя, а кружку воды.

Начинается дождь.

Шен Де. Зачем веревка? Вы не должны этого делать!
Сун. Тебе-то что? Убирайся!
Шен Де. Дождь.
Сун. Только попробуй стать под это дерево.
Шен Де (продолжает неподвижно стоять под дождем). Нет.
Сун. Отстань, говорю, напрасно стараешься. Со мной у тебя ничего не выйдет. Ко всему прочему, ты слишком некрасива. Кривые ноги.
Шен Де. Это неправда.
Сун. Не показывай! Черт с тобой, иди под дерево, раз дождь пошел.
Шен Де (медленно подходит и садится под деревом). Почему вы решились на это?
Сун. Хочешь знать? Ну, так я скажу, чтобы только отделаться от тебя. (Пауза.) Ты знаешь, что такое летчик?
Шен Де. Да, в чайном домике я видела летчиков.
Сун. Нет, ты не видела их. А если видела, то пустобрехов и дураков в кожаных колпаках, у которых нет слуха для мотора и чувств для машины. Попадает такой тип в ящик, потому что у него есть чем подмазать управляющего ангаром. Скажи такому: дай твоему ящику упасть с высоты двух тысяч футов сквозь облака, а потом поймай его одним нажимом рычага, и он ответит: этого нет в договоре. Кто не умеет посадить на землю самолет, точно это его собственный зад, тот не летчик, а болтун. А я летчик. И все-таки самый большой дурак на свете - это я сам, потому что я прочел в пекинской школе все книги о полетах. Одну лишь страницу одной только книги я не прочел, а на этой странице было написано, что летчики больше не нужны. Итак, я летчик без самолета, почтовый летчик без почты. Да что там - разве ты можешь понять.
Шен Де. Думаю, все-таки могу.
Сун. Нет, раз я говорю тебе, что ты не можешь понять, значит, не можешь.
Шен Де (смеясь и плача). В детстве у нас был журавль со сломанным крылом. Он был ласковый, терпеливо переносил наши шалости, важно шествовал с нами и только кричал, чтоб мы не перегоняли его. Но осенью и весной, когда над деревней тянулись большие стаи, он терял покой, и я хорошо понимала его.
Сун. Не реви.
Шен Де. Нет.
Сун. Это портит цвет лица.
Шен Де. Я уже перестала. (Вытирает рукавом слезы.)
Сун (прислонясь к дереву, но не поворачиваясь к Шен Де, протягивает руку и трогает ее лицо). Ты даже не умеешь как следует вытереть лицо. (Вытирает ей лицо носовым платком. Пауза.) Раз ты пристаешь, чтоб я не повесился, открой же по крайней мере рот.
Шен Де. Что мне сказать?
Сун. Почему, собственно; ты вздумала вынуть меня из петли, сестра?
Шен Де. Я испугалась. Вы, наверно, пошли на это, потому что вечер такой хмурый. (Публике.)

В нашей стране
Не должно быть хмурых вечеров
И высоких мостов над рекой.
Опасен также предутренний час,
И вообще зимняя пора.
Дело в том, что бедняка
Может доконать любой пустяк.
И он отшвырнет от себя
Невыносимую жизнь.

Сун. Расскажи о себе.
Шен Де. О чем? У меня есть маленькая лавка.
Сун (насмешливо). Ну да? Ты ни за кем не охотишься, у тебя есть лавка!
Шен Де (решительно). У меня есть лавка, но прежде я была гулящей.
Сун. Лавку тебе, видно, подарили боги?
Шен Де. Да.
Сун. В один прекрасный вечер они появились и сказали: вот тебе деньги.
Шен Де (с тихим смехом). В одно прекрасное утро.
Сун. Нельзя сказать, чтобы с тобой было весело.
Шен Де (после паузы). Я умею немного играть на цитре и передразнивать людей. (Говорит низким голосом почтенного человека.) "Нет, как вам это нравится, я, кажется, забыл свой кошелек!" Но потом я получила лавку. Тогда я первым делом подарила цитру. Теперь, сказала я себе, я могут быть как истукан, теперь это не нужно!

Теперь я богачка - сказала я себе.
Хожу одна. И сплю одна.
Целый год, сказала я себе,
Не буду иметь дело с мужчинами.

Сун. Но сейчас ты выходишь замуж? За того, в чайном домике, на пруду.

Шен Де молчит.
А что ты, в сущности, знаешь о любви?
Шен Де. Все.
Сун. Ничего, сестра. Ты скажешь, что тебе было хорошо?
Шен Де. Нет.
Сун (не поворачиваясь, гладит ее по лицу). А так хорошо?
Шен Де. Да.
Сун. Я вижу, тебе не много надо. Ну что это за город!
Шен Де. У вас нет друзей?
Сун. Целая куча, но ни одного, у которого хватило бы терпения выслушать, что я все еще без работы. Они делают при этом такое лицо, словно им говорят, что в море еще осталась вода. А у тебя разве есть друг?
Шен Де (нерешительно). Двоюродный брат.
Сун. Тогда остерегайся его.
Шен Де. Он был здесь один-единственный раз. Теперь он ушел и никогда больше не вернется. Но почему такая безнадежность? Есть поговорка: говорить без надежды - значит говорить зло.
Сун. Ну, ну - дальше! Все-таки человеческий голос.
Шен Де (горячо). Как бы ни свирепствовала нужда, все же есть на свете отзывчивые люди. Когда я была маленькой, я упала однажды с вязанкой хвороста. Какой-то старик поднял меня и даже дал грошик. Я часто вспоминала об этом. Те, у кого мало еды, охотно делятся с другим. Вероятно, люди рады показать, на что они способны, но разве не лучшее из того, на что они способны, - доброта? Злоба - это просто отсутствие способностей. Кто поет песню, или строит машину, или сажает рис, тот доброжелательный. И вы тоже такой.
Сун. Я вижу, тебе не много надо.
Шен Де. Да. Теперь я почувствовала каплю дождя.
Сун. Где?
Шен Де. Между глаз.
Сун. Ближе к правому или левому?
Шен Де. К левому.
Сун. Хорошо. (Через некоторое время, сонным голосом.) А с мужчинами ты покончила?
Шен Де (улыбаясь). Но ноги у меня не кривые.
Сун. Быть может, и нет.
Шен Де. Наверняка нет.
Сун (устало прислонясь к дереву). Но так как я уже два дня ничего не ел и со вчерашнего дня не пил, сестра, то не смог бы любить тебя, даже если бы захотел.
Шен Де. Хорошо, когда идет дождь.

Появляется водонос Ван. Он поет

ПЕСНЮ ВОДОНОСА ВО ВРЕМЯ ДОЖДЯ

Гром гремит, и дождик льется,
Ну а я водой торгую,
А вода не продается
И не пьется ни в какую.
Я кричу: "Воды купите!"
Но никто не покупает.
В мой карман за эту воду
Ничего не попадает.
(Купите воды, собаки!)

Если б дождь не выпадал бы,
Если б он лет семь не лился,
Вот бы я с воды разжился:
Я по капле продавал бы!
- Дай воды! Воды скорее! -
У ведра б толпа кричала.
Покупателя любого
Я бы оглядел сначала -
А вдруг он мне не понравится?
(Глотка бы у вас повысохла, собаки!)
(Смеясь.)
Дождик брызгает все пуще.
Вы без денег воду пьете
И большое вымя тучи,
Не платя гроша, сосете.
Ну а я кричу, как прежде:
"Воду, воду покупайте!"
И никто не покупает...
(Купите воды, собаки!)

Дождь прекратился.

Шен Де (видит Вана и подбегает к нему). Ах, Ван, ты вернулся? Твоя посуда у меня.
Ван. Спасибо, что сохранила. Как поживаешь, Шен Де?
Шен Де. Хорошо. Я познакомилась с очень умным и смелым человеком. Я хотела бы купить у тебя кружку воды.
Ван. Запрокинь голову, и у тебя будет полон рот воды. Вон с той ивы все еще капает.
Шен Де. Но я хочу твоей воды, Ван.

Принесенной издалека
И замучившей тебя,
Продающейся так плохо,
Потому что идет дождь.
А мне она нужна для господина,
Что стоит вот там.
Он летчик, а летчик
Смелее других людей.
Вместе с облаками,
Вопреки ураганам,
Он летит сквозь небеса и приносит
Дружеские письма
Друзьям в далекой стране.
(Платит и бежит с кружкой к Суну; обернувшись к Вану, кричит смеясь.) Он уснул. Безнадежность, дождь и я - мы утомили его.


далее: ИНТЕРМЕДИЯ >>
назад: II <<

Бертольд Брехт. Добрый человек из Сычуани
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   ИНТЕРМЕДИЯ
   IV
   ИНТЕРМЕДИЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ
   V
   ИНТЕРМЕДИЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ
   VI
   ИНТЕРМЕДИЯ
   VII
   VIII
   IX
   X
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация