<< Главная страница

ПРОЛОГ




Улица в главном городе Сычуани. Вечер. Водонос Ван представляется публике.

Ван. Я здешний водонос - торгую водой в столице Сычуани. Тяжелое ремесло! Если воды мало, приходится далеко ходить за ней. А если ее много, заработок мал. И вообще в нашей провинции большая нищета. Все говорят, что если кто еще способен нам помочь, так это боги. И вот представьте себе мою радость, когда знакомый торговец скотом - он много разъезжает - сказал мне, что несколько виднейших наших богов уже находятся в пути и их можно ожидать в Сычуани с часу на час. Говорят, небо сильно обеспокоено множеством жалоб, которые к нему поступают. Уже третий день, как я дожидаюсь здесь у городских ворот, особенно под вечер, чтобы первым приветствовать гостей. Позднее вряд ли это мне удастся. Их окружат высокопоставленные господа, попробуй к ним тогда пробиться. Как бы их только узнать? Они появятся, наверно, не вместе. Скорее всего по одному, чтобы не слишком обращать на себя внимание. Вот эти не похожи на богов, они возвращаются с работы. (Внимательно смотрит на проходящих мимо рабочих.) Плечи у них согнулись от тяжестей, которые они таскают. А этот? Какой же он бог - пальцы в чернилах. Самое большее - служащий цементного завода. Даже те два господина...

Мимо проходят двое мужчин.
...и те, по-моему, - не боги. У них жестокое выражение лица, как у людей, привыкших бить, а богам нет в этом необходимости. А вот там трое! Как будто - другое дело. Упитанны, ни малейшего признака какого-либо занятия, башмаки в пыли, значит, пришли издалека. Они - они! О мудрейшие, располагайте мной! (Падает ниц.)
Первый бог (радостно). Нас здесь ждут?
Ван (дает им напиться). Уже давно. Но только я один знал о вашем прибытии.
Первый бог. Мы нуждаемся в ночлеге. Не знаешь ли ты, где бы нам пристроиться?
Ван. Где? Везде! Весь город в вашем распоряжении, о мудрейшие! Где пожелаете?

Боги многозначительно смотрят друг на друга.

Первый бог. Хотя бы в ближайшем доме, сын мой! Попытаемся в самом ближайшем!
Ван. Меня только смущает, что я навлеку на себя гнев власть имущих, если отдам особое предпочтение одному из них.
Первый бог. Потому-то мы и приказываем тебе: начни с ближайшего!
Ван. Там живет господин Фо! Подождите минутку. (Подбегает к дому и стучит в дверь.)

Дверь открывается, но видно, что Ван получает отказ.
(Робко возвращается.) Вот неудача! Господина Фо, как назло, нет дома, а слуги ни на что не решаются без его приказания, хозяин очень строг! Ну и взбесится же он, когда узнает, кого не приняли в его доме, неправда ли?
Боги (улыбаясь). Безусловно.
Ван. Еще минуту! Дом рядом принадлежит вдове Су. Она будет вне себя от радости. (Бежит к дому, но, видимо, снова получает отказ.) Я лучше справлюсь напротив. Вдова говорит, что у нее только одна маленькая комнатка, и та не в порядке. Сейчас же обращусь к господину Чену.
Второй бог. Нам хватит маленькой комнатки. Скажи, что мы ее займем.
Ван. Даже если она не прибрана, даже если в ней полно пауков?
Второй бог. Пустяки! Где пауки, там мало мух.
Третий бог (приветливо, Вану). Иди к господину Чену или еще куда-нибудь, сын мой, пауки, признаться, мне не по душе.

Ван снова стучится в какую-то дверь, и его впускают.

Голос из дома. Оставь нас в покое с богами! И так забот по горло!
Ван (возвращаясь к богам). Господин Чен в отчаянии, его дом полон родни, и он не осмеливается показаться вам на глаза, мудрейшие. Между нами, я думаю, среди них есть дурные люди, и он не хочет, чтоб вы их видели. Он страшится вашего гнева. В этом все дело.
Третий бог. Разве мы так страшны?
Ван. Только для недобрых людей, не правда ли? Известно же, что жителей провинции Кван десятилетиями постигает наводнение - кара божья!
Второй бог. Вот как? И почему же?
Ван. Да потому, что все они безбожники.
Второй бог. Вздор! Просто потому, что они не чинили плотину.
Первый бог. Тсс! (Вану). Ты все еще надеешься, сын мой?
Ван. Как можно даже спрашивать такое? Стоит пройти еще один дом, и я найду для вас жилье. Каждый пальчики себе облизывает в предвидении, что при- мет вас у себя. Неудачное стечение обстоятельств, понимаете? Бегу! (Медленно отходит и нерешительно останавливается посреди улицы.)
Второй бог. Что я говорил?
Третий бог. И все-таки, думаю, это простая случайность.
Второй бог. Случайность в Шуне, случайность в Кване и случайность в Сычуани. Страха божьего нет больше на земле - вот истина, которой вы боитесь смотреть в лицо. Признайте, что наша миссия потерпела фиаско!
Первый бог. Мы еще можем натолкнуться на доброго человека. В любую минуту. Мы не должны сразу отступаться.
Третий бог. Постановление гласило: мир может оставаться таким, как он есть, если найдется достаточно людей, достойных звания человека. Водонос - сам такой человек, если только я не обманываюсь. (Подходит к Вану, который все еще сюит в нерешительности.)
Второй бог. Он обманывается. Когда водонос дал нам напиться из своей кружки, я кое-что заметил. Вот кружка. (Показывает ее первому богу.)
Первый бог. Двойное дно.
Второй бог. Мошенник!
Первый бог. Ладно, он отпадает. Ну и что ж такого, если один с гнильцой? Мы встретим и таких, которые способны жить достойной человека жизнью. Мы обязаны найти! Вот уже два тысячелетия не прекращается вопль, - так дальше продолжаться не может! Никто в этом мире не в состоянии быть добрым! Мы должны наконец указать на людей, которые могут следовать нашим заповедям.
Третий бог (Вану). Может быть, это очень затруднительно - найти пристанище?
Ван. Только не для вас! Помилуйте! Моя вина, что оно не сразу нашлось, - я плохо ищу.
Третий бог. Дело, безусловно, не в этом. (Возвращается обратно.)
Ван. Они уже догадываются. (К прохожему.) Высокочтимый господин, извините, что обращаюсь к вам, но три самых главных бога, о предстоящем прибытии которых в течение многих лет говорит весь Сычуань, теперь в самом деле прибыли и нуждаются в жилье. Не уходите! Убедитесь сами! Довольно одного взгляда! Ради бога, выручайте! На вашу долю выпал счастливый случай - воспользуйтесь им! Предложите убежище богам, пока кто-нибудь не перехватил их, - они согласятся.

Прохожий продолжает свой путь.
(Обращается к другому прохожему.) Почтеннейший, вы слышали? Может быть, у вас есть квартира? Не обязательно - роскошные палаты. Главное, добрые намерения.
Второй прохожий. Откуда мне известно, что за боги твои боги? Кто знает, кого пустишь. (Заходит в табачную лавку.)
Ван (бежит обратно к богам). Он наверняка согласится. (Замечает свою кружку на земле, растерянно смотрит на богов, поднимает ее и снова убегает.)
Первый бог. Это звучит не очень ободряюще.
Ван (прохожему, когда тот выходит из лавки). Ну, как же с жильем?
Второй прохожий. Почем ты знаешь, может быть, я сам живу в гостинице?
Первый бог. Он ничего не найдет. Сычуань нам тоже придется вычеркнуть.
Ван. Это три главных бога! Правда, правда! Статуи в храмах очень на них похожи. Если вы, не теряя времени, подойдете и пригласите их, возможно, они еще согласятся.
Второй прохожий (смеясь). Хороши же, должно быть, жулики, которых ты хочешь пристроить. (Уходит.)
Ван (бранится ему вслед). Кривой спекулянт! Бога ты не боишься! Будете жариться в кипящей смоле за свое бесчувствие! Боги плюют на вас! Но вы еще пожалеете! До четвертого колена будете расплачиваться! Весь Сычуань покрыли позором! (Пауза.) Теперь остается только проститутка Шен Де, эта ведь не может сказать - "нет". (Зовет.) Шен Де!

Из верхнего окна выглядывает Шен Де.
Они уже здесь, я не могу найти для них прибежища. Можешь ты принять их на одну ночь?
Шен Де. Боюсь, что нет, Ван. Я жду гостя. Но возможно ли, чтоб ты не нашел для них приюта?
Ван. Сейчас не время говорить об этом. Весь Сычуань - сплошная куча дерьма.
Шен Де. Мне пришлось бы спрятаться от него, когда он появится. Может быть, он тогда уйдет. Ему еще вздумалось прогуляться со мной.
Ван. Пока что мы поднялись бы наверх, а?
Шен Де. Только вы не должны громко разговаривать. Можно быть с ними откровенной?
Ван. Боже сохрани! Они ничего не должны знать о твоем ремесле. Нет, лучше уж мы подождем внизу. Но ты не уйдешь с ним?
Шен Де. Дела мои плохи, и, если я к завтрашнему утру не уплачу за квартиру, меня выкинут вон.
Ван. В такую минуту нехорошо быть расчетливой.
Шен Де. Не знаю. К сожалению, в желудке урчит и тогда, когда у императора день рождения. Ладно, я приму их.

Видно, что она гасит свет.

Первый бог. Похоже, что ничего не вышло.

Боги подходят к Вану.

Ван (увидя позади себя богов, вздрагивает). Квартира обеспечена. (Вытирает пот.)
Боги. Да? В таком случае пойдем.
Ван. Не торопитесь. Обождите немного. Комнату приводят в порядок.
Третий бог. Тогда мы присядем и подождем.
Ван. Кажется, здесь слишком большое движение. Лучше перейдем на ту сторону.
Второй бог. Мы с охотой присматриваемся к людям. Собственно, с этой целью мы сюда и прибыли.
Ван. Да, но здесь сквозняк.
Второй бог. О, мы закаленные люди.
Ван. Но, может быть, вы желаете, чтобы я показал вам ночной Сычуань? Не совершить ли нам маленькую прогулку?
Третий бог. Мы сегодня уже достаточно ходили. (Улыбаясь.) Но если ты хочешь, чтобы мы отсюда отошли, тебе достаточно только сказать нам.

Отходят подальше.
Теперь ты доволен?

Они садятся на крыльцо одного из домов.

Ван (опускается на землю на некотором расстоянии от них; собравшись с духом). Вы поселитесь у одинокой девушки. Она лучший человек в Сычуани.
Третий бог. Вот и хорошо!
Ван (публике). Когда я поднял кружку, они так странно посмотрели на меня. Неужели заметили? Я не смею больше взглянуть им в глаза.
Третий бог. Ты очень устал.
Ван. Чуть-чуть. От беготни.
Первый бог. Что, людям здесь очень тяжело живется?
Ван. Хорошим - да.
Первый бог (серьезно). Тебе тоже?
Ван. Я знаю, что вы имеете в виду. Я - нехороший. Но мне тоже нелегко.

Между тем перед домом Шен Де появился мужчина. Он несколько раз свистит,
и Ван каждый раз вздрагивает.

Третий бог (тихо, Вану). Кажется, он не дождался и ушел.
Ван (растерянный). Да, да. (Встает и бежит на площадь, оставляя кувшин и кружку.)
В это время произошло следующее: мужчина, ожидавший на улице, ушел, и Шен Де, выйдя из дома и тихо позвав: "Ван", - идет по улице в поисках Вана. И
теперь, когда Ван тихо зовет: "Шен Де", - он не получает ответа.
Она обманула меня. Ушла, чтобы раздобыть денег на квартиру, и у меня нет ночлега для мудрейших. Они устали и ждут. Я не могу еще раз прийти к ним и сказать: ничего нет! Мой собственный дом - водосточная труба, о ней не может быть и речи. Кроме того, боги, безусловно, не захотят жить у человека, жульнические дела которого обнаружили. Я не вернусь к ним ни за что на свете. Но там осталась моя посуда. Что делать? Я не смею взять ее. Скорее я уйду из города и скроюсь с их глаз, потому что мне не удалось помочь тем, кому я поклоняюсь. (Убегает.)

Но едва он исчез, возвращается Шен Де, ищет его на другой стороне улицы
и видит богов.

Шен Де. Это вы, мудрейшие? Меня зовут Шен Де. Я буду рада, если вы удовольствуетесь моей каморкой.
Третий бог. Но куда исчез водонос?
Шен Де. Вероятно, мы с ним разминулись.
Первый бог. Он, должно быть, решил, что ты не придешь, и побоялся вернуться к нам.
Третий бог (поднимает кружку и кувшин). Мы оставим это у тебя. Они ему еще понадобятся.
Предводительствуемые Шен Де, боги идут в дом. Темнеет и снова светлеет. На рассвете боги выходят из дверей дома. Их ведет Шен Де, освещая путь лампой.
Они прощаются.

Первый бог. Милая Шен Де, спасибо за гостеприимство. Мы не забудем, что именно ты приютила нас. Верни водоносу его посуду и передай нашу благодарность за то, что он показал нам доброго человека.
Шен Де. Я не добрая. Сказать по правде, когда Ван обратился ко мне с просьбой дать вам пристанище, я заколебалась.
Первый бог. Колебание не беда, если его побороть. Знай, что ты подарила нам нечто большее, чем ночлег. У многих и даже у нас, богов, возникло сомнение - существуют ли еще на свете добрые люди. Для того чтоб это выяснить, мы и предприняли наше путешествие. Мы продолжаем его с радостью, потому что одного уже нашли. До свидания!
Шен Де. Остановитесь, мудрейшие, я совсем не уверена, что я добрая. Правда, я хотела бы быть такой, но как же тогда с платой за комнату? Признаюсь вам: чтобы жить, я продаю себя. Но даже этим путем я не могу просуществовать, слишком многим приходится делать то же самое. И вот я готова на все, но кто же не готов на все? Конечно, я охотно соблюдала бы заповеди - почитание старших и воздержание от лжи. Не пожелать дома ближнего своего - было бы для меня радостью, быть верной одному мужчине - приятно. Я не хотела бы также никого использовать и обижать беззащитного. Но как сделать это? Даже нарушая заповеди, еле удается прожить.
Первый бог. Все это, Шен Де, не что иное, как сомнения доброго человека.
Третий бог. Прощай, Шен Де! Передай сердечный привет водоносу. Он был нам добрым другом.
Второй бог. Боюсь, что ему пришлось туго.
Третий бог. Будь счастлива!
Первый бог. Главное, оставайся доброй, Шен Де! Прощай!

Поворачиваются, чтобы уйти, кивают ей на прощание.

Шен Де (испуганная). Но я не уверена в себе, мудрейшие! Как мне быть доброй, когда все так дорого?
Второй бог. Здесь мы, к сожалению, бессильны. В экономические вопросы мы не можем вмешиваться.
Третий бог. Стойте! Погодите минуту! Если бы у нее были кое-какие средства, ей, пожалуй, легче было бы оставаться доброй.
Второй бог. Мы не вправе ей ничего дать. Мы не сумеем там наверху объяснить это.
Первый бог. А почему бы нет?

Шепчутся, оживленно дискутируя.
(Шен Де, смущенно.) Мы слыхали - тебе нечем заплатить за комнату. Мы люди не бедные и в состоянии отблагодарить за ночлег. Вот! (Дает ей деньги.) Только никому не говори, что мы тебе дали денег. А то, пожалуй, еще не так истолкуют.
Второй бог. Еще бы!
Третий бог. Нет, это дозволено. Мы ничего не нарушили, если рассчитались за ночлег. В постановлении об этом ничего не сказано. Итак, до свидания!

Боги быстро уходят.


далее: I >>
назад: Бертольд Брехт. Добрый человек из Сычуани <<

Бертольд Брехт. Добрый человек из Сычуани
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   ИНТЕРМЕДИЯ
   IV
   ИНТЕРМЕДИЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ
   V
   ИНТЕРМЕДИЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ
   VI
   ИНТЕРМЕДИЯ
   VII
   VIII
   IX
   X
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация