<< Главная страница

9




Допрос.

Ведущий.
И вот полководец подходит и
Указывает на короля.
Лукулл.
Это один из тех, кого победил я.
В несколько дней между новолунием и полной
луной
Я разбил его рать со всеми боевыми
колесницами,
Со всеми в броню закованными всадниками.
В эти несколько дней
Королевство его развалилось,
Как хижина, в которую грянула молния.
Едва я появился у его границ,
Он пустился в бегство,
И за несколько дней войны
Мы оба достигли противоположной границы.
И так короток был поход, что окорок,
Который мой повар повесил коптиться в начале
похода,
Не прокоптился еще, когда я вернулся.
И это из семи королей, которых разбил я,
Только один.
Судья.
Так ли это, король?
Король.
Да, это так.
Судья.
Есть вопросы у вас, присяжные?
Ведущий.
И тень, что когда-то была рабом-учителем,
Наклоняется мрачно вперед и вопрос задает:
Учитель.
А как это произошло?
Король.
Как он сказал: он напал на нас.
Крестьянин, накладывавший воз сена,
Еще не успел опустить поднятые вилы,
Как телегу его, едва нагруженную,
Уже укатили.
Еще каравай не испекся у пекаря,
Как жадные руки схватили его.
Все, что о молнии он вам сказал,
Которая грянула в хижину, - правда. Хижина
Разнесена. Вот
Стоит молния.
Учитель.
И ты из семи...
Король.
Лишь один.
Ведущий.
Присяжные обдумывают
Показания короля.

Молчание.

Ведущий.
И тень, что некогда была куртизанкой,
Вопрос задает:
Куртизанка.
А ты, королева,
Как ты попала сюда?
Королева.
Шла я в Таврии своей
Поутру купаться,
Вдруг с высокого холма,
Где росли оливы,
Пятьдесят сошло мужчин
И меня схватили.
Ведь оружием в тот миг
Губка мне служила,
А прозрачная вода
Мне была укрытьем.
Только латы у солдат
Честь мою спасали,
Но недолго - мигом все
Латы поснимали.
В страхе оглянулась я,
Кликнула служанок,
Но служанки все мои
В ужасе кричали:
За кустами в этот миг
Их уже терзали.
Куртизанка.
Для чего же ты включена в этот фриз?
Королева.
Чтобы победу его увенчать.
Куртизанка.
Победу? Над кем? Над тобой?
Королева.
И над Таврией прекрасной.
Куртизанка.
Что же он зовет триумфом?
Королева.
То, что мой супруг король
Со своим несметным войском
Защитить меня не мог
От чудовищного Рима.
Куртизанка.
Жребий выпал нам один:
От чудовищного Рима
Не спасла меня, сестра,
Мощь чудовищного Рима.
Ведущий.
Присяжные обдумывают
Показания королевы.

Молчание.

И судья обращается вновь
К полководцу.
Судья.
Тень, желаешь ли ты продолжать?
Лукулл.
Да, желаю. Я слышу
У побежденных - медовый голос. Однако
Когда-то он был погрубее. Вот этот король,
Который внушает вам жалость, - там, наверху,
Был жесточе других. Налоги и подати
Сбирал не меньшие, чем я. Города,
Которые я взял у него,
Ничего не потеряли, лишившись его,
А Рим
Приобрел пятьдесят три города благодаря мне.
Две девушки с доской.
С улицами, домами, людьми,
С храмами и водопроводом
Красовались мы на земле, а ныне
Красуются лишь имена
На этой доске.
Ведущий.
И присяжный, бывший некогда пекарем,
Наклоняется мрачно вперед и задает вопрос:
Пекарь.
Что же причиной тому?
Две девушки с доской.
В жаркий полдень вдруг раздался гул,
Понеслась по улицам река -
Человеческий поток, и он
Все ломал, сносил. А ввечеру
Черный дыма столб лишь говорил,
Что когда-то город там стоял.
Пекарь.
Что же тогда
Он увез, тот, который реку наслал
И который нам говорит,
Что Риму он пятьдесят три города дал?
Ведущий.
И рабы, несущие золотого бога,
Задрожав, начинают кричать:
Рабы.
Нас.
Когда-то мы были счастливы. Ныне
Мы дешевле волов,
И мы тащим добычу, сами добыча.
Две девушки с доской.
А когда-то - строители
Тех пятидесяти трех городов, от которых
Ныне осталось лишь имя и дым.
Лукулл.
Да, я угнал их. Их было
Триста тысяч - когда-то врагов,
А ныне уже не врагов.
Рабы.
Когда-то людей, а ныне уже не людей.
Лукулл.
И с ними я вывез их бога,
Чтобы наших богов шар земной
Выше других богов почитал.
Рабы.
И бог был принят радушно,
Ибо сплошь золотой он был и весил
Два центнера. Да и каждый из нас
Стоит кусок золота в палец.
Ведущий.
И присяжный, некогда бывший пекарем
В Марсилии - городе, лежащем у моря,
Вносит предложение:
Пекарь.
Итак, мы запишем, тень, в твою пользу
Просто и ясно: золото Риму принес.
Ведущий.
Присяжные обдумывают
Показания городов.

Молчание.

Судья.
Ответчик, видно, устал.
Объявлен перерыв.


далее: 10 >>
назад: 8 <<

Бертольд Брехт. Допрос Лукулла
   1
   2
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   ПРИМЕЧАНИЯ К ОПЕРЕ "ПРИГОВОР ЛУКУЛЛУ"
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация