<< Главная страница

7



ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

Жрецы медицинской науки
Идут, потирая руки;
Им платят со штуки, подряд.
И тех, кого мастер заплечный калечит,
Они латают, штопают, лечат
И шлют в застенок назад.
Берлин, 1934 год. Больничная палата. Только что доставлен новый больной. Сестры вписывают его фамилию на аспидную дощечку в головах койки. На
соседних койках разговаривают двое больных.

Первый больной. А у этого что?
Второй больной. Я уже видел его в перевязочной. Сидел рядом с его носилками. Он был еще в сознании, но ничего не ответил, когда я спросил, что с ним. У него все тело - одна сплошная рана.
Первый больной. Незачем было тогда и спрашивать.
Второй больной. Так я же увидел, только когда его начали перевязывать.
Одна из сестер. Тише, профессор идет!

В сопровождении ассистентов и сестер в палату входит хирург.

Хирург (останавливается возле одной из коек; наставительно). Перед вами, господа, великолепнейший случай, показывающий, насколько важно спрашивать все вновь и вновь, искать все более глубоких причин заболевания, без чего медицина превращается в простое знахарство. У пациента все явления, характерные для невралгии, и долгое время его от нее и лечили. На деле оказалось, что он страдает болезнью Рейно; пациент нажил ее от работы с пневматическими инструментами, то есть, господа, мы имеем дело с профессиональным заболеванием. Лишь теперь можем мы вести лечение правильно. Вы видите на этом случае, насколько ошибочно рассматривать пациента только в клинической обстановке, вместо того чтобы спросить: откуда этот пациент, где он нажил свою болезнь и куда пациент возвратится по излечении. Какие три пункта обязательны для хорошего врача? Что он должен уметь? Во-первых...
Первый ассистент. Спрашивать.
Хирург. Во-вторых?
Второй ассистент. Спрашивать.
Хирург. В-третьих?
Третий ассистент. Спрашивать, господин профессор!
Хирург. Правильно! Спрашивать! И в первую очередь о чем?
Третий ассистент. О социальных условиях, господин профессор!
Хирург. И бесстрашно устремлять свой взор на частную жизнь пациента, которая нередко бывает, увы, весьма печальной. Когда человек вынужден заниматься такой профессией, которая рано или поздно должна его физически разрушить, и он, так сказать, умирает, чтобы не околеть с голоду, мы не любим слышать о таких вещах и избегаем об этом спрашивать. (Подходит со своей свитой к койке нового пациента.) А что у этого?

Старшая сестра что-то шепчет ему на ухо.
Ах так! (Бегло и, видимо, принуждая себя осматривает больного. Диктует.) Ушибы на спине и на бедрах. Открытые раны на животе. Еще что?
Старшая сестра (читает вслух). Кровь в моче.
Хирург. С каким диагнозом доставлен?
Старшая сестра. Разрыв левой почки.
Хирург. Сначала надо еще сделать рентген. (Намеревается отойти.)
Третий ассистент (записывающий историю болезни). Причина заболевания, господин профессор?
Хирург. А какая причина указана?
Старшая сестра. Как причина заболевания указано падение с лестницы.
Хирург (диктует). Падение с лестницы. Почему руки связаны?
Старшая сестра. Пациент уже два раза срывал повязку.
Хирург. Почему?
Первый больной (вполголоса). Откуда пациент и куда пациент вернется по излечении?

Все круто оборачиваются к нему.

Хирург (откашливаясь.) Если пациент будет неспокоен, дайте морфий. (Подходит к следующей койке.) Ну что, получше стало? Набираемся сил? (Смотрит у больного горло.)
Один из ассистентов (другому). Рабочий. Доставлен из Ораниенбурга.
Другой ассистент (усмехаясь). Стало быть, тоже профессиональное заболевание.


далее: 8 >>
назад: 6 <<

Бертольд Брехт. Страх и нищета в Третьей империи
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация