<< Главная страница

24



ПЛЕБИСЦИТ

Так шли они страшным парадом,
А мы провожали их взглядом,
Крича: какого рожна
Вы молча шагаете к смерти
Во имя нацистов? Поверьте,
Ведь это не ваша война!
Берлин, 13 марта 1938 года. Пролетарская квартира. Двое рабочих и женщина. В маленькой комнатушке тесно от высокого древка знамени. Из радиорепродуктора вырывается неистовое ликование, колокольный звон и шум
авиамоторов. Раздается голос: "И вот фюрер въезжает в Вену".

Женщина. Точно море ревет.
Пожилой рабочий. Да, у него победа за победой.
Молодой рабочий. Его победы - наше поражение.
Женщина. Так оно и есть.
Молодой рабочий. Как они орут! Как будто им самим что-нибудь достанется!
Пожилой рабочий. И достанется. Оккупационная армия.
Молодой рабочий. А потом "плебисцит". Единый народ, единый рейх, единый фюрер! Хочешь ты этого, немец? А мы у себя, в рабочем городе Нейкельне, не можем даже листовку выпустить к этому плебисциту.
Женщина. Как так - не можем?
Молодой рабочий. Очень уж опасно.
Пожилой рабочий. В особенности с тех пор как и Карла засадили. Где нам адреса раздобыть?
Молодой рабочий. А где найти человека, чтобы текст написал?
Женщина (показывает на радио). У него для нападения сто тысяч нашлось, а мы не можем сыскать одного человека. Нечего сказать. Если он только будет находить что нужно, он и будет побеждать.
Молодой рабочий (сердито). Так, по-твоему, и без Карла можно обойтись?
Женщина. Чем так разговаривать, лучше отправиться по домам.
Пожилой рабочий. Товарищи, незачем нам притворяться друг перед другом. Ведь мы же знаем, что выпускать листовки с каждым днем все труднее. Не можем мы делать вид, будто до нас не долетает их победный вой. (Показывая на радио, женщине.) Согласись сама, что каждый, кто это слышит, все больше верит в их силу. Можно и в самом деле подумать, что это кричит единый народ.
Женщина. Это кричат двадцать тысяч пьянчуг, которых накачали пивом.
Молодой рабочий. А вдруг это мы только так думаем?
Женщина. Ну да. Мы и такие, как мы. (Расправляет смятую записку.)
Пожилой рабочий. Это что такое?
Женщина. Копия письма. Под этот гам нестрашно прочесть. (Читает.) "Дорогой мой сын! Завтра меня не станет. Казнь обычно бывает в шесть утра. Я пишу тебе напоследок, чтобы сказать тебе, что убеждения мои не изменились. Не подавал я и прошения о помиловании, потому что не знаю за собой никакой вины. Я только служил своему классу. Хотя и кажется, что я ничего не добился, но это неверно. Каждый на своем посту - таков должен быть наш лозунг! Задача наша очень трудна, но нет в мире выше задачи, чем освобождение человечества от ярма угнетателей. Без этого жизнь не имеет цены. Жить стоит только ради этого. Если у нас не будет этой цели, все человечество одичает. Ты еще мал, но не мешает тебе всегда помнить, на чьей ты стороне. Будь верен своему классу, чтобы отец твой недаром претерпел свою горькую долю. Потому что мне сейчас нелегко. Заботься о матери, о братьях и сестрах. Ты ведь старший. Будь умницей. Привет вам всем от любящего тебя отца".
Пожилой рабочий. - Оказывается, не так уж нас мало.
Молодой рабочий. Что же нам писать в листовке к плебисциту?
Женщина. Лучше всего одно слово: "НЕТ!"


далее: ПРИМЕЧАНИЯ >>
назад: 23 <<

Бертольд Брехт. Страх и нищета в Третьей империи
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация