<< Главная страница

VI




ЧТО ЕСТЬ, ТО ЕСТЬ

Кофейня госпожи Корнамонтис.
Вечереет. За столиком сидят богатые помещики Сас, де Хос и Перуинер, окруженные чемоданами. В глубине сцены домовладелец Кальямасси читает газету. Госпожа Корнамонтис сидит за стойкой. Она покуривает сигару и вяжет.

Сас.
Мы хорошо придумали -
Здесь переждать до поезда.
Перуинер.
Коль будут поезда.
Де Хос.
Здесь неприметны мы. А это
В такое время главное.
Вот до чего дошло!
Сас.
Какие вести с фронта?
Вот главное.
Перуинер.
Плохие вести.
Не стоит даже уезжать.
Де Хос.
А виноват во всем вице-король,
И Дуарте, что свел с ним Иберина.
Учением о чухах и о чихах
Хотят мужлана от Серпа отвлечь,
Чтобы потом он нам же сел на шею.

Снаружи доносится шум.

Перуинер.
Что там за шум?
Сас (с иронией).
Грядет герой народный.
Вся Лума говорит о лошадях
Крестьянина Кальяса.
Перуинер.
Это скверно!
Сас.
И очень заразительно.
Перуинер.
Весьма!
По улице идут арендатор Кальяс и его дочь. Он ведет на поводу двух лошадей. С ним - арендатор Парр, три сбиша и уличная толпа. Он втаскивает лошадей в кофейню и привязывает их к стойке. Толпа кричит: "Да здравствует Иберин!" и
"Да здравствует Кальяс!"

Первый сбиш. Сюда, Кальяс! Иди, иди, старый греховодник!
Второй сбиш. Добрые люди, перед вами "Кальяс с конями" - победитель чухского суда.
Госпожа Корнамонтис (к Нанна). Здравствуй, Нанна. Добро пожаловать в кофейню, где ты долгое время была официанткой.
Арендатор Кальяс (рекомендуя Парра). Это мой друг Парр, тоже арендатор. Понимаете, иду это я два дня тому назад по улице, со мной дочка. Дело выиграли. Помещика присудили к повешению. Но лично я тут, конечно, ничего не выгадал. Я был, так сказать, по-прежнему гол как сокол - ничего, кроме чести. Мне, так сказать, только вернули дочь, а это ведь лишний рот и больше ничего. И вдруг вижу я - у монастырских ворот этих бездельниц Варравы стоят лошади. Ага, говорю я дочке, это наши лошадки! Ведь он же тебе обещал лошадей, говорю я, когда соблазнял тебя. В сущности, так оно и есть, отвечает моя дочь. Она только боялась, что нам не поверят. Отчего же не поверят, говорю я и забираю лошадей. Довольно я натерпелся обид.
Арендатор Парр (с восхищением). Подумайте, он даже не подождал, покуда наместник ему присудит!
Арендатор Кальяс. Нет, я решил: что есть - то есть! (Поет.)

ПЕСНЯ "ЧТО ЕСТЬ - ТО ЕСТЬ" {*}
{* Перевод С. Кирсанова.}

1

Жил-был один человек,
Он плохо жил свой век.
Сказали ему: терпенье!
Так долго терпел человек,
Что стал, ожидая, тенью.
Иберину хвала и честь!
Однако
Что есть - то есть!

2

Человек был очень плох,
Он поднял крик и ох.
Человек оказался жохом.
Сулили ему из крох
Дать, чтобы он не охал.
Иберину хвала и честь!
Однако
Что есть - то есть.

3

Человек один жил-был,
Ни крошки не получил.
И сам, что хотелось, взял он.
И жрет теперь что есть сил
И плюет на что попало.
Иберину хвала и честь!
Однако
Что есть - то уж есть!

Сас. Это же открытый мятеж!
Первый сбиш. С чухской точки зрения это величайшее геройство. Рекомендуется подражать!

Госпожа Корнамонтис, обеспокоенная возможностью скандала, приносит Нанна
чашку кофе.

Госпожа Корнамонтис. Не хочешь ли чашечку кофе, Нанна?
Нанна. Нет, спасибо.
Госпожа Корнамонтис. Выпей!
Нанна. Я не заказывала кофе.
Госпожа Корнамонтис. И не надо. Я угощаю. (Проходя мимо Саса, вполголоса.) Осторожней!
Сас (отмахиваясь от нее, сбишам). Вы правда думаете, что это соответствует желаниям Иберина?
Первый сбиш. Да, почтеннейший, это соответствует желаниям господина Иберина. Вы небось думаете, что люди в деревянных башмаках хуже вас? В поучение вам, милостивые государи, мы позволим себе спеть нашу новую песню в честь Иберина.
Сбиши (поют).

НОВАЯ ПЕСНЯ В ЧЕСТЬ ИБЕРИНА {*}
{* Перевод С. Кирсанова.}

1

У помещика и день и ночь расчет:
Что бы можно было выручить еще?
У крестьянина - и день и ночь забота:
Как бы барину еще доставить что-то.
Стоит на столе
Суп и филе.
Вино прямо в рот
Услужливо льет.
В кровать
Несет - отбивную жевать.
Затем салат
И купальный халат.
Куришь? - в зубах
Виргинский табак.
Что хочешь - несут!
Тут как тут!
Да, порядок превосходен и по нраву богачу;
Говорит он - слава богу, я другого не хочу.

Первый сбиш. При таком положении вещей, дорогие друзья, арендаторы пошли к своему дорогому господину Иберину, а господин Иберин пошел к помещику и показал ему, где раки зимуют. И помещик - куда девалась вся его спесь? - стал обходиться с арендаторами точно брат родной.

Сбиши (снова запевают).

2

Стоит на столе
Суп и филе.
Вино прямо в рот
Услужливо льет.
В кровать
Несет - отбивную жевать.
Затем салат
И купальный халат.
Куришь? - в зубах
Виргинский табак.
Что хочешь - несут!
Тут как тут!
Да, порядок превосходен и по нраву мужику;
Говорит он - слава богу, я другого не хочу.
У крестьянина и день и ночь расчет:
Что бы можно было выручить еще?
А у барина и день и ночь забота:
Как бы мужику еще доставить что-то?
Сбиши сопровождают свою песню действиями: во время первой строфы они заставляют арендатора Happa кланяться помещикам; во время второй - подымают его на стол, надевают на голову шляпу господина Саса, суют в рот сигару де Хоса, подносят стакан Перуинера. Арендатор Парр приплясывает на столе, стуча
деревянными подошвами.

Первый сбиш. Господа, раздача лошадей и земледельческих орудий арендаторам вот-вот начнется. А также раздел земли. Взяв себе лошадей, Кальяс только предвосхитил то, что все равно произойдет.
Арендатор Парр (арендатору Кальясу). Этого же хочет и Серп.
Арендатор Кальяс. Не совсем. При Серпе лошади достанутся всей деревне! Но заметь: предвосхитить - это очень хорошо! Ты же сам слышал, друг мой, что я сделал. При всем моем доверии к господину Иберину - а, должен сказать, доверие мое к нему безгранично - все же, если тебе удастся на этих днях залучить лошадок - ну, скажем, случайно, как мне, - то это очень неплохо. Я бы даже сказал - так вернее.
Арендатор Парр. Понятно. Да здравствует Иберин! Но только то, что есть, - то есть. Кальяс, ты открыл мне глаза. Теперь я знаю, что мне делать. (Торопливо уходит.)
Первый сбиш. Так или иначе, прошу всех присутствующих выпить за здоровье Кальяса и его коней.
Сбиши встают. Помещики, за исключением господина Перуинера, остаются сидеть.

Де Хос (вполголоса). Я не стану пить за здоровье конокрада!
Сас. Тогда лучше немедленно уйти.

Помещики расплачиваются, встают и уходят.

Второй сбиш. Я не верю своим глазам! Они отказались пить за твое здоровье, Кальяс. Мне это не нравится. Держу пари, что они чихи!
Арендатор Кальяс. Я как будто знаю их. Это те самые люди, которые показали на суде, что моя дочь приставала к чиху. Это друзья де Гусмана, они из того же теста, что и он.
Сбиши. Сиди спокойно, Кальяс! Нам еще придется серьезно поговорить с этими господами по твоему делу.

Сбиши уходят вслед за помещиками.

Госпожа Корнамонтис (бежит за сбишами). Ради всего святого, не трогайте наших богатейших помещиков! (Уходит.)
Арендатор Кальяс (дочери). Не можешь ли ты раздобыть какую-нибудь мелочь? Я здорово проголодался.
Нанна. Ничего я не могу. Вот уже три дня Лума чествует меня как королеву. Все пьют за мое здоровье, говорят о моем возвышении. И вот уже три дня, как никто ко мне не пристает. Я ничего не могу заработать. Мужчины смотрят на меня почтительно, не так, как раньше - с вожделением. Это просто катастрофа.
Арендатор Кальяс. Во всяком случае, в этот притон ты уже больше не возвращайся. Коняги у меня тоже уже есть. И я даже пальцем не пошевелил, чтобы добыть их!
Hанна. А я считаю, их у тебя еще нет.

Входят два адвоката семьи де Гусман. С распростертыми объятиями они
бросаются к Кальясу.

Адвокаты. Ах вот вы где, дорогой господин Кальяс! Мы хотим сделать вам одно блестящее предложение. Сейчас мы все уладим. (Подсаживаются к нему.)
Арендатор Кальяс. Так.
Адвокаты. Мы можем сообщить вам, что некая семья готова на известных условиях пойти вам навстречу в деле, касающемся лошадей.
Нанна. На каких условиях?
Арендатор Кальяс. Вы имеете в виду чихскую семью?
Адвокаты. Вам, вероятно, известно, что дело, о котором мы говорим, будет пересмотрено.
Арендатор Кальяс. Мне это неизвестно.
Адвокаты. Вы могли предвидеть, что в неких высоких кругах будут приняты меры к тому, чтобы приговор был отменен.
Арендатор Кальяс. В чихских кругах.
Адвокаты (смеются). В чихских кругах. Мы располагаем показанием, данным под присягой, о том, что ваша дочь, честь которой мы, впрочем, отнюдь не хотим задеть, еще до знакомства с некиим господином чихского происхождения находилась в связи с другим мужчиной, вследствие чего обвинение в совращении отпадает.
Нанна. Неправда.
Адвокаты. Если бы вы это подтвердили, мы могли бы тотчас же договориться о передаче в дар.
Арендатор Кальяс. Я вам на это отвечу только одно...
Нанна. Стой! (Адвокатам.) Оставьте нас на минуту вдвоем.
Адвокаты. Коротко и ясно: если у вас есть голова на плечах, вы можете сейчас же получить в подарок пару лошадей! (Медленно подходят к стойке.)
Арендатор Кальяс. Иберин - за нас, оттого-то они такие сговорчивые. Не станем же мы продавать свое доброе имя за ломаный грош. Что ты скажешь?
Нанна. Я считаю, что нужно взять лошадей. Не то важно за кого Иберин, а важно - как дела на фронте.
Кальяс. А как дела на фронте?
Нанна (взволнованно листает газету). Здесь все вранье, но и так ясно, что Серп продвигается все дальше. Даже здесь написано, что они уже на подступах к городу Мирасонноре. Там электрическая станция, дающая свет столице. Если они захватят станцию, они могут отключить ток.
Арендатор Кальяс. Дочь моя, я осушаю стакан за здоровье нашего друга Лопеса. Он сражается, как лев. Помещики уже раздаривают своих лошадей. Но нужно быть на месте, ибо то, что есть, - то есть.
Нанна. Но счастье может изменить Серпу. У него слишком мало людей. Слишком многие убежали так же, как ты.
Арендатор Кальяс. Я с тобой не согласен. (Делает знак адвокатам.) Господа, вот мой ответ семейству де Гусман: нет! Незачем мне ничего признавать. Читайте сегодняшние газеты. Не обязан я больше лизать вам сапоги!
Адвокаты. А лошади?
Арендатор Кальяс. Так лошади же у меня. Вот они, стоят у дверей. Я не подумаю поступиться честью моей дочери, чухской девушки.
Адвокаты. Как вам угодно! (Уходят.)
Домовладелец Кальямасси (сидевший за соседним столиком). Вы чем-то расстроены, господин Кальяс?
Арендатор Кальяс. Наоборот! Эти чихи - удивительные дураки. Они вздумали подкупить меня. Но я их здорово отбрил! Они хотели подарить мне лошадей. До того их скрутило. Но они подбивали меня на бесчестный поступок. Как это похоже на чихов! Они думают, что ко всему можно подходить только с низменной, корыстной точки зрения. О, как прав наместник! Сударь! Прошли те времена, когда я принужден был продавать свою честь. Отныне я уже не могу смотреть на вещи с такой низкой точки зрения. Пусть они это запомнят раз и навсегда. А какие чихи дураки - это видно уже по тому, что теперь я получил коняг за то, что чих получил мою дочь. Не всякий сумеет такое. Дочь моя не лучше и не хуже, чем любая девушка в ее годы, - но вы только взгляните на моих лошадок! Они стоят у дверей. Между нами говоря, о том, чтобы я получил за дочку лошадей, - и речи, конечно, не было.
Нанна (замечая, что он пьян). Не пора ли нам, отец?
Арендатор Кальяс. Это же курам на смех! Просто господин де Гусман смотрел сквозь пальцы, когда я пользовался ими. Кто же отдаст таких коней за девушку? Пойдите взгляните на них!
Домовладелец Кальямасси. Господин Кальяс, я почту за честь полюбоваться вашими конями.
Нанна вытаскивает отца из кофейни, ухватив его за полы куртки. Домовладелец Кальямасси уходит за ними. Слышен голос диктора: "Серп угрожает электростанции города Мирасонноре. Будет ли столица сегодня ночью погружена во тьму?" Через дверь в глубине сцены вбегают помещики Сас, де Хос и
Перуинер. Они ранены. За ними входит госпожа Корнамонтис.

Госпожа Корнамонтис. Ах, господа! Было бы вам встать и выпить за здоровье господина Кальяса. Как никак, а ведь он народный герой.
Сас. Немедленно опустите ставни! Сбиши гонятся за нами!
Перуинер. Дайте воды, ваты, бинтов!
Госпожа Корнамонтис приносит воду и бинты. Помещики перевязывают свои раны.

Сас. Как только расправятся с Серпом, надо будет перевешать всех этих молодчиков.
Перуинер (госпоже Корнамонтис). Рука совсем не действует. Перевяжите мне голову тоже!
Госпожа Корнамонтис. Голова у вас цела, господин Перуинер.
Перуинер. Зато она острая, дорогая моя!

В дверь стучат. Входит незнакомец.

Незнакомец. Здесь нужна медицинская помощь. Я врач.
Перуинер (кричит). Шляпу долой!

Врач снимает шляпу. У него острая голова.
Кто вы такой? Вы чих!
Врач (кричит). Я врач!
Сас. Коль вас застанут здесь - убьют и нас.

Врач уходит.

Де Хос (Перуинеру).
Не будь ты чих - не гнались бы за нами!
Перуинер.
Ох нет, я не держусь такого мненья.
Все дело в платье. Выглядишь прилично -
И отдан ты на произвол толпы!
Все это вытекает из того,
Что Гусмана напрасно осудили.
Нет-нет, отнюдь не следовало нам,
Помещикам, помещика предать им;
Мы выдали им чиха, а они
С помещиком расправиться стремились!
Де Хос.
Что ж теперь делать?.. Я уверен,
Что до вокзала нам уж не добраться.

Стучат. Госпожа Корнамонтис осторожно открывает дверь. Входит Mиссена.

Mиссена (приветливо).
Ну как я рад, что вас здесь нахожу!
Сас.
Весьма обязаны. Верней - обвязаны.
Нещадно нас избили ваши люди,
На улице набросившись на нас!
Де Хос.
Как идет сраженье?
Mиссена.
Неважно.
Де Хос.
Скажи нам правду.
Миссена.
Проиграно! Бегут отряды наши,
И поля битвы нам не удержать.
Перуинер.
А поле битвы где?
Mиссена.
В Мирасонноре,
Электростанции не отстоять.
Сас.
Так близко? Чертовщина!
Mиссена.
Всем ли ясно,
Что делать вы должны? Нам нужно денег!
Нам денег нужно! Денег нужно! Денег!
Перуинер.
Да, денег! Денег! Денег! Легко сказать.
На что они пойдут?
Сас.
Нас колотили люди Иберина!
Миссена.
Ну этому никак помочь нельзя.
Уж так, друзья, ведется: если вы
Телохранителя не накормили -
Он против вас оружие поднимет.
Вот почему решился Иберин
На подкуп половины бедняков,
Чтоб укротить другую половину.
Так рассчитайте каждый, чих и чух,
Какую сумму может дать взаймы, -
Иначе рухнет все!

Свет мигает и гаснет.

Сас.
Ну что такое?
Mиссена (торжествующе).
Друзья мои, Мирасонноре пала!
Госпожа Корнамонтис (вносит зажженную свечу). Боже мой, господа, что же теперь будет? Ведь если так пойдет дальше, то завтра Серп нагрянет к нам в Луму.
Де Хос.
Чем можно тут помочь?
Миссена.
Помогут деньги.
Сас.
Откуда деньги, если нет доверья?
Уж о побоях я не говорю,
Не посягайте на мое добро,
И я могу простить вам тумаки,
Достались ведь они мне по ошибке.
Важней другое: как с арендной платой?
Миссена.
Аренда? Это собственность, она священна.
Перуинер.
А как же будет с лошадьми Кальяса?
Mиссена.
Чего вы добиваетесь?
Сас.
Суда.
И гласного! Немедленно! А ваш
Герой народный должен возвратить
Двух лошадей! Немедленно, открыто!
Миссена.
Гоните деньги - мы устроим суд.
Я знаю, Иберина удручает
Та мелочная, низменная жадность,
Которой арендаторы полны.
Но жалобы напрасны. Пока Серп не сломлен,
Любой возьмет и лошадь и добро,
Которого в хозяйстве не хватает;
Но с вашей помощью разгромлен будет Серп.
К де Гусману тогда вернется власть,
И лошади к де Гусману вернутся;
Но не касайтесь казни на суде!
Отстаивайте лошадей его, не жизнь.
Сначала лошади, а жизнь потом.
Идемте ж к Иберину. Но одно
Запомните: про деньги - осторожней!
Претит его возвышенному духу
О низменных предметах разговор.
Он верует, что чухский дух способен
Сразить врага без помощи извне.
Но - денег надо. Вы их предложите
Самозабвенно, жертвенно, с восторгом -
Тогда он несомненно их возьмет.
Перуинер (показывая на свою острую голову).
Но там таких голов не привечают.
Миссена.
Научатся ценить вас в трудную минуту.
Перуинер.
Не примут там от чиха денег.
Миссена (улыбаясь).
Еще как!
Готов я биться с вами об заклад,
Что деньги примут. Ну идем скорее!


далее: VII >>
назад: V <<

Бертольд Брехт. Круглоголовые и остроголовые, или богач богача видит издалека
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация