<< Главная страница

V




Монастырь св. Варравы.

Друг против друга сидят две монахини и Изабелла де Гусман со своим
адвокатом-чухом.

Адвокат. Девица де Гусман желает до начала переговоров о ее вступлении в ваш монастырь задать вам несколько вопросов.
Изабелла (читает с листка). Достаточно ли строг устав монастыря?
Игуменья. Строже не бывает, дитя мое. (Адвокату.) И дороже нашего монастыря тоже нет.
Адвокат. Это мы знаем.
Игуменья. Зато и шикарней его нет.
Изабелла. Много ли постных дней? Сколько?
Игуменья. Два дня в неделю, полную неделю перед большими праздниками и по три дня в начале каждой четверти года.
Изабелла. Действительно ли ваш монастырь недоступен мужчинам? Может быть, есть какие-нибудь лазейки?
Игуменья. Никаких.
Изабелла. Проста ли пища, жестко ли ложе, многочисленны ли духовные упражнения?
Игуменья. Пища проста, ложе жестко и духовные упражнения многочисленны, дитя мое.
Изабелла.
Сколь часто видела я плотское
Вожделенье и любострастие служанок.
Оно претит мне! Даже взоры брата моего
Неоднократно были застланы этим пороком.
За дверями я часто слышала возню. Я ненавижу
Этот смех! Мечтаю я о чистом ложе и нетронутых
персях.
О целомудрие, вечный дар, царственная нищета!
Да будет келья моя бедна и скудна моя пища,
Но тиха ограда, отделяющая меня от мира.
Я молода годами, но сколь много я видела
Высокомерия и недовольства судьбою.
Вот почему я хочу остаться смиренной, бедной и
целомудренной.
Игуменья.
Так мы живем, дитя, и так ты будешь жить,
Такою же, как мы, и ты пребудешь. (Адвокату.) Но сначала надо договориться об условиях, господин поверенный. Каков вклад барышни?
Адвокат. Надеюсь, вы не станете драть с нас шкуру. Вот вам список.
Игуменья (читает). Три дюжины сорочек. Не хватит! Скажем - пять дюжин.
Адвокат. Ну-ну, хватит и четырех.
Игуменья. А полотно где?
Адвокат. А к чему полотно?
Игуменья. К чему полотно? Бог даст, барышня доживет у нас до восьмидесяти лет. Пятьдесят метров полотна домотканого. Ножи, вилки - серебряные?
Адвокат. Да уж не никелевые.
Игуменья. Господин поверенный, всегда лучше поинтересоваться заранее. И шкафы мы хотели бы не березовые, а вишневого дерева.
Адвокат. Из-за этого мы с вами не разойдемся. Сейчас мы подходим к самому главному, мать игуменья.
Игуменья. Да, это верно.
Адвокат. Ага! Вас это обстоятельство тоже смущает?
Игуменья. Увы!
Адвокат. Да, происхождения барышни никак не обойти.
Игуменья (с облегчением). Ах вы вот о чем? А я совсем о другом. (Встает, подходит к Изабелле, запускает ей руку под шляпку, громко смеется.) Острая, ничего не скажешь. Ну это здесь не играет роли. Это вздор. Если остальное в порядке, то это ничего не значит. Итак, самое главное: ежемесячные взносы...
Адвокат. Вы знаете, какой доход приносят де Гусманам земли, сданные в аренду.
Игуменья. Не так уж он велик. Разумеется, значительная часть аренды должна перейти к нашему дорогому монастырю. Мы прикинули: примерно четверть.
Адвокат. Это совершенно невозможно. Брат барышни, господин де Гусман, несет все расходы по представительству семьи де Гусман и живет исключительно на доход с аренды.
Игуменья. Насколько мне известно, господин де Гусман в данный момент, к сожалению, лишен возможности нести представительные функции.
Адвокат. Но ведь у вас здесь живут очень просто, по имеющимся у нас сведениям.
Игуменья. Просто - не значит дешево.
Адвокат. Кроме того, новое правительство принимает меры к тому, чтобы аренда вносилась не только своевременно, но и в увеличенном размере.
Игуменья. Так-то так, но полагаться на это нельзя. Мы рассчитываем на восемь тысяч в месяц.
Адвокат. Я оставляю открытым вопрос - удастся ли выжать эту сумму из наших арендаторов, они и без того уже измотаны вконец. (Изабелле.) Вам тоже придется об этом подумать, сударыня.
Игуменья. Да, подумайте, дитя мое. Столько это должно стоять.
Изабелла. Так ли уж это дорого, господин поверенный?

Адвокат отводит ее в уголок. По дороге он еще раз оборачивается к сестрам.

Адвокат. Шесть тысяч?

Сестры качают головой и тупо смотрят в пространство.

(Изабелле.)
Жизнь, о которой вы мечтали по ночам,
Очень дорого обойдется вам.
Изабелла (плачет оттого, что мечта о блаженстве так трудно осуществляется). Я ни за что не отступлюсь. Разве то, чего я хочу, дурно?
Адвокат (игуменье). Учтите, что вследствие чрезмерного урожая зерно в этом году не принесло никакой прибыли. Даже помещики принуждены во многом себе отказывать.
Игуменья. У нас тоже есть пашни. Мы тоже страдаем. Но, может быть, вы учтете, что у барышни достаточно серьезные основания добиваться вступления в монастырь. Этот шаг сулит ее семье множество выгод. Мы уже говорили о ее происхождении.
Адвокат. Хорошо, в таком случае позвольте задать вам еще несколько вопросов. (Читает с листка.) Перейдут ли земли формально под опеку монастыря? Будут ли неимущие сестры, если того потребуют обстоятельства, защищать наши интересы в суде? Можем ли мы рассчитывать на соответствующее обязательство с вашей стороны?
Игуменья (все время кивает). Можете быть спокойны, все будет сделано. Ваша барышня - не исключенье.
Адвокат. В таком случае мы согласны. Теперь остается только раздобыть денег. Это очень нелегко в разгар гражданской войны. Вот поземельные книги поместий де Гусманов. (Передает книги игуменье, она запирает их в сейф.)
Игуменья. Итак, милая барышня, мы рады приветствовать вас в стенах нашей тихой обители. Вы будете жить в тишине и покое. Бури жизни не проникают к нам.

Камень разбивает окно.
Что это? (Вскакивает и распахивает второе окно.) Что нужно на нашем дворе этим людям с повязками на рукаве?

Звонит. Входит монахиня.

Монахиня. Мать игуменья. На дворе...
Игуменья. Что это значит? Велите кучеру де Гусманов подавать.
Монахиня. Мать игуменья, на; дворе разыгралась ужасная сцена. Мимо ворот монастыря шел какой-то человек в сопровождении шумной толпы. С ним еще какая-то молодая, накрашенная женщина. Он увидел лошадей и заявил, что это его лошади, что он арендатор и что они ему нужны для полевых работ. Он ударил кучера по голове, выпряг лошадей и увел их. И еще он сказал: господин де Гусман пешком дойдет до виселицы.
Игуменья. Но это ужасно!
Адвокат. Мать игуменья, обстоятельства принуждают меня просить вас взять барышню немедленно под свою защиту. Ей, по-видимому, небезопасно будет выйти на улицу.
Игуменья (смотрит на монахинь). Мне кажется, что опасность грозит не столько семье де Гусман, сколько ее поместьям.
Адвокат. Значит ли это, что вы отказываете барышне в прибежище?
Игуменья. Я несу ответственность за эту тихую обитель, сударь. Надеюсь, вы понимаете сложившуюся ситуацию и мне не придется говорить то, чего я не хотела бы говорить.
Изабелла. Пойдем.
Адвокат. А как насчет земель де Гусмана? Ведь мы уговорились?
Игуменья. Мы дали слово и постараемся не нарушить его.

Стороны раскланиваются. Адвокат и Изабелла уходят.


далее: VI >>
назад: IV <<

Бертольд Брехт. Круглоголовые и остроголовые, или богач богача видит издалека
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация