<< Главная страница

IV




Дворец вице-короля.
Во дворе происходит заседание суда. Тяжущиеся стороны - игуменья монастыря св. Варравы и настоятель монастыря св. Стефана. Светящаяся надпись:
"Наступление Серпа на столицу".

Судья. По делу, возбужденному нищенствующим орденом святого Стефана против неимущих сестер монастыря святого Варравы, нищенствующий орден определяет сумму понесенных им убытков в семь миллионов. В чем нищенствующие братья усматривают основание для иска на такую крупную сумму?
Настоятель. В постройке монастырем святого Варравы новой часовни для богомольцев, вызвавшей отлив верующих от нашей церкви.
Игуменья. Мы просили суд ознакомиться с приходо-расходными книгами часовни святого Севастьяна, о которой идет речь, дабы суд мог убедиться, что доходы ее составляют не семь миллионов, как утверждают братья, а четыре миллиона, да и то с натяжкой.
Настоятель. Так ведь то по книгам! Я обращаю внимание суда на то, что неимущие сестры ордена святого Варравы однажды уже привлекались к суду за сокрытие от налогов полутора миллионов дохода, причем сестры точно так же ссылались на свои "книги".

Они грозят друг другу кулаками. Появляется писец.

Судья. Что такое? Я попросил бы не беспокоить меня во время разбирательства столь сложного дела.
Писец. Ваша милость, к зданию суда приближается толпа. Она тащит в суд помещика де Гусмана. Утверждают, что де Гусман изнасиловал чухскую девушку.
Судья. Вздор! Господин де Гусман - один из пяти богатейших помещиков страны. Он три дня тому назад освобожден из-под незаконного ареста.
Врывается толпа. Де Гусмана волокут к судейскому столу. За ним вталкивают госпожу Корнамонтис и Нанна. В то время как судья громко звонит в
колокольчик, толпа толкает и оплевывает де Гусмана.

Голоса. Вырядился-то как! На один такой костюм шесть душ могут прокормиться целый месяц!
- Посмотри-ка на его лапки! Сразу видать, что он в жизни не
держал мотыги в руках!
- Мы его повесим на шелковой веревке!

Сбиши бросают жребий - кому достанутся кольца помещика.

Один из толпы. Господин судья, народ Яху требует, чтобы этот человек понес кару за совершенное им злодеяние.
Судья. Друзья мои, это дело будет расследовано. Но сейчас мы заняты разбором чрезвычайно важного и срочного дела.
Настоятель (пошептавшись с игуменьей, возбужденно). Мы не считаем нужным выносить наши мелкие разногласия на суд широкой общественности. Мы согласны отложить слушание дела.
Крики. Хватит откладывать!
- Мы же говорили, что всю эту лавочку пора спалить!
- Повесить и судью за компанию!
- Всю банду повесить, и никакого разбирательства!
Один из толпы (обращаясь к толпе за воротами).
Так истинное правосудие глаголет -
Оно снисходит к жертве, но злодею не мирволит,
А кто к обидчику безжалостно суров,
Тот за обиженного встать всегда готов.
Второй из толпы. Пусть и суд узнает, что для страны Яху началась новая эра и новое правосудие!

Транспарант: "В речи, произнесенной перед школьными учителями, наместник
назвал войну на юге борьбой права с беззаконием".

Первый из толпы. Садитесь все и не уходите, покуда суд не вынесет справедливого приговора и помещик не будет повешен!

Садятся на землю, курят, разворачивают газеты, оплевывают, болтают. Входит
инспектор.

Инспектор (к судье). Наместник приказал передать вам, чтобы вы уступили толпе и разобрали дело. Суд не должен больше придерживаться голой буквы закона, но считаться с естественным чувством справедливости, присущим народу. Положение на юге весьма неблагоприятно для правительства, и беспокойство в столице усиливается.
Судья (к публике). Столько треволнений меня доконают. Я физически ослаб, и чрезмерные требования мне не по плечу. Уже два месяца, как нам задерживают жалованье. Положение весьма неустойчиво, а мне нужно заботиться о своей семье. Сегодня утром я выпил чашку жидкого чая с черствой булкой. На пустой желудок нельзя судить по закону. Человеку, который остался без завтрака, не верят, у него нет напора. Тогда и самые законы блекнут.

В приемную вбегают адвокаты де Гусмана в развевающихся мантиях; за ними -
несколько помещиков.

Адвокат-чух (в приемной, другому адвокату). Не выходите из адвокатской комнаты. Вам, как чиху, я не советую выступать публично.
Адвокат-чих. Постарайтесь упрятать его на недельку в тюрьму. Я бы и сам не прочь посидеть.

Адвокат-чух и помещики выходят во двор.

Крики. Да начинайте же!
- Уже темнеет, как же мы его будем вешать в темноте?
Судья. Прошу публику по крайней мере усесться как полагается: Сначала нужно разобрать дело. Нельзя же так неорганизованно. (Госпоже Корнамонтис.) Кто вы такая?
Госпожа Корнамонтис. Эмма Корнамонтис. Владелица кофейни "Парадиз", Эстрада, дом номер пять.
Судья. А что вам тут нужно?
Госпожа Корнамонтис. Ничего.
Судья. Зачем же вы сюда пришли?
Госпожа Корнамонтис. Примерно полчаса тому назад у моего дома собралась толпа и потребовала, чтобы одна из моих официанток - вот эта самая - пошла в суд. Я отказалась отпустить ее, и меня тоже заставили пойти. Меня все это дело совершенно не касается.
Судья. А вы и есть та девушка? Будьте любезны сесть вот сюда, на скамью подсудимых.
Голос из толпы. Ого!

В толпе слышны свистки.
Там место не ей, а кое-кому другому.
Транспарант: "Правительственные войска оказывают наступающему Серпу упорное
сопротивление".

Судья. Кому сидеть на скамье подсудимых, решаю я. (К Нанна.) Вы заговорили с этим господином на улице. Вы знаете, что это карается тремя неделями заключения?
Нанна молчит.
(С поклоном обращается к де Гусману.) Пожалуйста, подойдите поближе. Так оно было?
Де Гусман. Так точно, господин судья. Она заговорила со мной, когда я совершал предобеденную прогулку. Это дочь одного из моих арендаторов. Она просила меня освободить ее отца от арендной платы. (Шепотом.) Прошу посадить меня в тюрьму, я чих.
Адвокат. Я поверенный семьи де Гусман и принимаю на себя защиту интересов моего клиента.
Судья. Вы можете предъявить свидетелей?
Адвокат. Да, вот они - господа Сас, Дуарте и Де Хос.
Голоса. Богачи выступают свидетелями против бедняков!

Свистки.

Судья. Тише! (Свидетелям.) Что вы имеете сообщить суду? Обращаю ваше внимание на то, что за ложные показания вам грозит кара.
Голоса. Вот это звучит получше!
Господин Сас. Эта девица подошла к господину де Гусману на улице и заговорила с ним.
Адвокат. Социальное положение моего клиента, которому противостоят только показания обыкновенной служанки из кофейни, само по себе, как мне кажется, гарантирует правдивость его слов.
Голос сверху. Ого! А может быть, как раз наоборот? Ну-ка, сними колпак, братец! Давай-ка посмотрим, какая у тебя голова. При этаких взглядах...
Второй голос. Колпак долой!
Адвокат (снимая берет). Уж во всяком случае такая же круглая, как у вас!
Голос сверху. Ты спроси-ка лучше твоего клиента, кто взвалил на ее отца такую аренду, что ей приходится торговать собой!
Второй голос сверху. Надо смотреть в корень!
Судья (к Нанна). Сядьте же наконец на скамью подсудимых, иначе мы никогда не начнем!
Голос сверху. Эй ты, не садись! Мы пришли сюда, чтобы доказать твою правоту, а не для того, чтобы тебя сажали на скамью подсудимых!
Адвокат. На улице невозможно заседать. Суду предстоит решить весьма тонкие вопросы. Для таких дел нужны головы.
Голос сверху. Небось острые?

Смех.

Второй голос. Иберина бы сюда!
Голоса. Мы требуем, чтобы на скамью подсудимых сели следующие лица: помещик-живодер, сводница и судейский крючок!
Голос сверху. Подавайте сюда Иберина! Пусть не зазнается!
Голоса. Иберин! Иберин! Иберин!

Незадолго до этого, никем не замеченный, вошел Иберин и сел в сторонке,
позади судейского стола.

Еще голоса. Да вот же он, Иберин!
Несколько голосов. Да здравствует Иберин!
Судья (Иберину). Ваше превосходительство, я опираюсь на показания виднейших наших помещиков.
Иберин. Вы бы лучше опирались на сообщения о военных действиях!
Транспарант: "Недостаточное снаряжение правительственных войск по-прежнему дает себя знать! Нехватка боеприпасов и продовольствия заметно ослабляет
неустрашимый боевой дух солдат".

В толпе волнение. Входит в сопровождении кучки людей арендатор Кальяс.

Голос сверху. А вот и отец девушки.
Нанна. Ой, мой отец! Куда спрятаться? Только бы он меня не увидел. Я сделала глупость, за которую придется отвечать моим родным.
Судья (Кальясу). Что вам тут нужно?
Голос сверху. Он ищет правды!
Спутники арендатора Кальяса. Мы встретили его на улице. Он спросил нас, где и когда будет разбираться дело де Гусмана. Мы сказали ему, что дело разбирается именно сейчас и пусть он идет вместе с толпой, потому что все отправляются в суд.
Арендатор Кальяс. Так оно и есть. Я приехал сюда из деревни, чтобы выступить свидетелем против моего помещика, которого отдали под суд за незаконное повышение арендной платы.
Судья. Речь идет вовсе не о повышении арендной платы.
Арендатор Кальяс. Ошибаетесь: я могу засвидетельствовать, что арендная плата была непосильна. Почва болотистая, пахотные участки расположены далеко друг от друга, орудия у нас самые примитивные, а вместо лошади мы запрягаем корову. Мы все лето работали с трех часов утра, и дети помогали нам. Цены на зерно от нас не зависят, они меняются с каждым годом, а арендная плата все та же. Наш помещик ничего не делает, только кладет деньги в карман. Поэтому я предлагаю раз навсегда отменить аренду и установить такую цену на зерно, чтобы наш труд мог прокормить нас.
Голос сверху. Правильно!

Аплодисменты.

Человек из толпы (встает и говорит, обращаясь в глубь сцены, на улицу). Отец оскорбленной девушки - он же арендатор обвиняемого - требует отмены арендной платы и введения справедливых цен на зерно.

За сценой одобрительные крики многолюдной толпы.

Судья (Иберину). Ваше превосходительство, как прикажете разбирать это дело?
Иберин. Поступайте так, как вы находите нужным.
Транспарант: "Из всех южных районов поступают сведения о незаконном захвате
помещичьих земель арендаторами".

Судья. Согласно уголовному кодексу вся вина ложится на эту девушку. Она не имеет права заговаривать с мужчинами за пределами заведения, в котором она служит.
Иберин. Это все, что вы имеете сказать? Маловато.
Голос сверху. Браво! Слышали, как наместник утер нос судье? Он сказал, что этого маловато.
Человек из толпы (в глубь сцены, на улицу). Наместник вмешался. Он уже сделал верховному судье замечание. Он сказал, что юридические познания судьи весьма ограниченны. Заседание продолжается.
Иберин. Допросите подробней отца девушки! И перейдите наконец к существу дела.
Судья. Вы, стало быть, утверждаете, что ваш помещик, назначая арендную плату, переступил установленные законом пределы?
Арендатор Кальяс. Понимаете, мы все равно не можем платить такую аренду. Мы живем древесными отходами и питаемся корешками, потому что зерно приходится сдавать в город. Дети чуть ли не круглый год бегают нагишом. Дом мы тоже не можем починить, крыша мало-помалу обваливается нам на голову. Подати тоже слишком велики. Я предлагаю также сложить все подати с тех, кто не может их платить.

Общее одобрение.

Человек из толпы (в глубь сцены, на улицу). Арендатор предлагает сложить все подати с тех, кто не может их платить! Но это еще не конец. Заседание продолжается.

Бешеный крик одобрения за сценой.

Судья. Как велика арендная плата? Как велики подати?
Иберин (встает так стремительно, что его стул опрокидывается). И это все, что вы находите нужным спросить? И внутренний голос не подсказывает вам, что нужно народу?
Арендатор Кальяс. Лошадь! Например, лошадь!
Иберин (строго). Тише! Что лошадь! Тут речь идет о большем! (Судье.) Можете идти. Освободите это место, которого вы недостойны. Я сам доведу заседание до конца.
Судья собирает свои бумаги, в полной растерянности выходит из-за судейского
стола и покидает двор.

Человек из толпы (в глубь сцены, на улицу). Наместник снял с должности верховного судью и сам взялся вести заседание. Верховный судья покидает зал. Да здравствует Иберин!
Арендатор Кальяс. Вы слышали: что лошадь! Тут речь идет о большем!
Человек из толпы. Теперь, когда изгнан самый главный кровосос - вице-король, отчего бы не раздать землю?

Шумное одобрение.
Транспарант: "Из северных районов также сообщают об отдельных выступлениях
восставших арендаторов".

Иберин. Ввиду того что суд не сумел выявить сущность дела, я сам в нем разберусь. Во имя чухского народа!
Нагляднейшим примером чухского правосудья
Да послужит сей случай. Побороть должны мы
Враждебный дух. Как армия наша
Мятежных арендаторов обуздает,
Так суд введет помещика-кровососа
В строгие рамки чухского закона.
Тут все равны - бедняк и богатей:
За одинаковое преступленье
Постигнет их одна и та же кара. Пусть сядут на скамью подсудимых помещик де Гусман, а также (указывая на госпожу Корнамонтис) эта особа. Место истца пусть займут эта девица и ее отец.
Человек из толпы (в глубь сцены, на улицу). Наместник преподает народу урок чухского правосудья. В первую голову он намерен упорядочить судопроизводство. Он указывает обвиняемым и истцам их места.
Иберин (Кальясу). Подойдите сюда! Взгляните на вашу дочь!
Арендатор Кальяс. Ах, ты здесь, Нанна?
Иберин. Вы узнаете ее?
Арендатор Кальяс. Конечно.
Иберин. Я вас спрашиваю об этом потому, что она, должно быть, сильно изменилась.
Арендатор Кальяс. Не особенно.
Иберин. Вы купили ей это платье?
Арендатор Кальяс. Нет, конечно, не я.
Иберин. Не правда ли, это не то платье, которое покупает дочери простой хлебороб, обрабатывающий мозолистыми руками свою пашню?
Арендатор Кальяс. Куда уж мне! При такой арендной плате!
Иберин. А если бы вы и могли, то вы бы все равно этого не сделали. Вашему простому, здоровому вкусу претят подобные тряпки. На какие средства купила ваша дочь это платье?
Арендатор Кальяс. Она ведь довольно прилично зарабатывает.
Иберин (резко). Ужасный ответ! Я еще раз спрашиваю вас, узнаете ли вы в этой одетой по последней моде девице то резвое дитя, что некогда шло по полям, держась за вашу руку?

Арендатор Кальяс недоуменно таращит глаза.
Могли ли вы предполагать, что ваша дочь в столь нежном возрасте - шестнадцати лет от роду - вступит в преступную связь с вашим помещиком?
Арендатор Кальяс. Да, но пользы мы от этого почти никакой не имели. Разве только что нам два-три раза позволили взять из имения лошадей для перевозки леса. Но если с вас (обращаясь к окружающим) дерут удесятеренную аренду, то много ли толку от того, что иногда вам списывают какую-нибудь треть. Да и то от случая к случаю! Собственные лошади - вот что мне нужно!
Иберин. Стало быть, помещик злоупотребил своим положением и толкнул вашу дочь в пропасть?
Арендатор Кальяс. В пропасть? Да уж кто-кто, а она как следует попользовалась. Хоть оделась прилично. Ей не пришлось работать. Зато мы! Попробуйте-ка пахать без лошадей.
Иберин. Известно ли вам, что в результате всего этого ваша дочь попала в заведение госпожи Корнамонтис?
Арендатор Кальяс. Известно. Здравствуйте, госпожа Корнамонтис.
Иберин. Известно ли вам, что это за дом?
Арендатор Кальяс. Известно. Я хочу еще сказать, что за пользование лошадьми тоже приходилось платить в контору. И притом безобразно много. А брать лошадей со стороны нам запрещали.
Иберин (к Нанна.) Как вы попали в этот дом?
Нанна. Мне надоело работать в поле. В двадцать пять лет выглядишь, точно тебе сорок.
Иберин. Роскошь, которую вы познали через вашего соблазнителя, отвратила вас от простой жизни в родительском доме. Помещик был вашим первым мужчиной?
Нанна. Да.
Иберин. Расскажите нам, как вам живется в кофейне?
Haнна. Грешно жаловаться. Только за стирку больно много дерут и чаевые отнимают. Мы все у хозяйки в долгу как в шелку. А работать приходится до поздней ночи.
Иберин. Но вы сказали, что не жалуетесь на работу. Ведь все мы должны работать. Но там было и еще кое-что, на что вы вправе жаловаться.
Нанна. Конечно, бывают такие заведения, где служанкам позволяют самим выбирать себе гостя.
Иберин. Ага! Стало быть, в этом доме вас принуждали уступать ласкам всякого, кто платил?
Нанна. Да.
Иберин. Довольно. (Арендатору Кальясу.) Какое обвинение предъявляете вы подсудимому в качестве отца?
Арендатор Кальяс. Незаконное повышение арендной платы.
Иберин. Вы имеете все основания обвинять его в большем.
Арендатор Кальяс. Я думаю, этого достаточно.
Иберин. Вам причинили непоправимое горе. Неужели вы этого не понимаете?
Арендатор Кальяс. Понимаю.
Иберин. Какое же именно?

Арендатор Кальяс молчит.
(Де Гусману.) Признаете ли вы, что вы злоупотребили вашим положением в целях совращения дочери вашего арендатора?
Де Гусман. Мне казалось, что сближение со мной не было ей неприятно.
Иберин (к Нанна). Что вы на это скажете?

Нанна молчит.
(Инспектору.) Уведите подсудимого!

Де Гусмана выводят.
(К Нанна.) Не скажете ли вы нам теперь, была ли вам приятна близость с де Гусманом или нет?
Нанна (недовольно). Не помню.
Иберин. Чудовищный ответ!
Адвокат (к Нанна).
Быть может, то была любовь?
Пути людей подчас непостижимы,
Их люди сами редко понимают,
Не говоря уже о посторонних,
И даже самый острый взгляд не часто
В глубь проникает человеческой природы.
Мы видим пред собою человека,
Которого мы обвиняем в том,
Что он девицу совратил и деньги
За это заплатил, купив тем самым
Предмет, которого купить нельзя.
Но кто так утверждает, государь,
Тот обвиняет также и девицу:
Он то купил, что продала она.
И вот я спрашиваю: разве этой
Куплей-продажей можно объяснить
Ту сладостную, темную и вечную
Игру меж женщиною и мужчиной?
А если то была любовь и только
Любовь? Я утверждаю, государь,
Что в данном деле так оно и было!
(Садится.)
Так.
Иберин (инспектору).
Введите де Гусмана!

Вводят де Гусмана.

Так, значит, он любовь в ней возбудил?

Общий смех.

Адвокат.

Что есть любовь? И почему мы любим?
Одни из нас находят себе друга,
Его и любят, в то время как иные
Хотят любить и для своей любви
Подыскивают человека. Так,
Одни любимых любят, а иные
Процесс любви. Одно из этих чувств
Я называю роком, иль судьбою,
Другое - вожделеньем. Тут, быть может, мы
Имеем дело с низким вожделеньем.
Госпожа Корнамонтис (встает). Я хочу дать показание.

Иберин кивает.
Я должна сказать, что Нанна Кальяс одна из самых порядочных девушек в моем заведении. Она копит деньги и посылает их домой.
Иберин (адвокату). Вы можете идти. Правое дело не нуждается в защитнике.

Адвокат собирает свои бумаги и покидает двор.
(Де Гусману.) Подсудимый, признаете ли вы, что вы злоупотребили своим положением?

Де Гусман молчит.
(Резко.) Кто вы?
Де Гусман. Помещик.
Иберин. Кто вы?
Де Гусман. Поместный дворянин.
Иберин. Я спрашиваю, кто вы?
Де Гусман. Католик.
Иберин (медленно). Кто вы?

Де Гусман молчит.
Вы - чих, и вы злоупотребили вашим положением, совратили чухскую девушку. (Госпоже Корнамонтис.) А вы, чухка, не постеснялись продавать чихам чухскую девушку. Вот в чем суть дела. (Повернувшись к де Гусману.)
Вот он стоит, злодей остроголовый!
Он властью злоупотребил своею
И совершил тем самым преступленье!
Вполне безвредна власть как таковая,
Но злоупотребленье ею вредно!
Вы, что так алчно жаждете купить
То, что нельзя купить и что возникло
Не вследствие продажи; вы, что стремитесь
К тому лишь, что имеет денежную цену,
И вечно глухи к ценностям незримым,
Нерасторжимым и неотделимым,
Как рост от дерева неотделим,
Как от него неотделимы листья;
Вы, чужаки, что напоили нас
Отравой отчужденья, знайте: мера
Полна!
(Прочим.)
А вы!.. Вы видите теперь, как трудно
Добыть из сора истины зерно
И откопать из-под налипшей грязи
Простую правду.
Один из сбишей. Да здравствует Иберин!
Иберин. Вот мой суд: девушка оправдана. Кофейня госпожи Корнамонтис, в которой чухскую девушку сводили с чихами, закрывается...
Госпожа Корнамонтис (вполголоса). Об этом и речи быть не может.
Иберин. ...для чихов. Совратитель же - родом чих - приговаривается к смертной казни.
Арендатор Кальяс (кричит). И аренда отменяется! Ну что, Лопес. что ты теперь скажешь?
Иберин.
Что ты орешь все время про аренду?
Аренда - вздор, есть вещи поважнее.
Ужель возвыситься не можешь ты
До пониманья сущности событий?
Чухский отец! И ты, дочь чуха!
Чих угнетал вас, ныне ж вы свободны!
Арендатор Кальяс. Свободны! Слышишь, Лопес?
Иберин.
Тебе я возвращаю дочь, с которой
Ты некогда гулял по чухским весям.
А вы, друзья, повсюду возглашайте:
Вот он каков, истинно чухский суд!
Смысл приговора вам да будет ясен:
Я тьму от света отделить намерен
И разделить народ наш на две части.
Одну я уничтожу, чтоб другая
Впредь процветала, ибо я хочу
Поднять ее, как этого мужлана
Из тьмы невежества, как дочь его
Из тьмы разврата... Сим отделю я чуха
От чиха, право - от бесправья, добро - от зла!
Толпа. Да здравствует Иберин!

Толпа бешено рукоплещет. Нанна выносят на руках. Человек из толпы тем
временем сообщает на улицу.

Человек из толпы. Наместник вынес чиху де Гусману смертный приговор за совращение чухской девушки. Все претензии девушки удовлетворены, толпа выносит ее на руках из зала суда. Да здравствует Иберин!

Толпа подхватывает клич. Иберин быстро уходит.

Настоятель (громко, окружающим). Чудовищный приговор! Семья де Гусмана - одна из самых знатных в Яху. Ее отдали на растерзание черни. А сестра приговоренного вот-вот должна постричься в монахини!

Де Гусмана уводят. Он проходит мимо кучки богатых помещиков, они
отворачиваются от него.

Де Гусман.
О дон Дуарте, помоги мне, друг!
Вы все, друзья, молю вас, заступитесь!
Ужель забыли вы те дни, когда
Мы вместе с вами пировали дружно?
Замолви слово за меня, Альфонсо!
Тебе дала природа круглый череп,
А это все, что требуется нынче.
Скажи, что ты не раз поступок тот же
Свершал! Ты отвернулся? О, не надо,
Не надо отворачиваться! Боже,
Вы на смерть обрекли меня! Друзья,
Взгляните на мою одежду! Если
Вы не заступитесь, то завтра с вами
Постудят так же, как со мной сегодня,
И не спасет вас круглый череп ваш!

Помещики по-прежнему делают вид, что незнакомы с ним.
Его уводят.

Солдаты Иберина (избивая его). Ах ты, старый кровосос! Совращать чухских девушек! Бейте его по острой башке! И запомните получше его друзей!

Помещики поспешно уходят.

Арендатор Кальяс (указывая на де Гусмана). И этот человек был моим помещиком! Госпожа Корнамонтис, моя дочь не желает больше иметь с вами дела. Ей не место в таком доме, как ваш.
Торговец Пальмоса. Такого еще не бывало! Вот она, новая эра. Помещик будет повешен! Арендатор поднимает голову, госпожа Корнамонтис!
Госпожа Корнамонтис. Господин Пальмоса, я всегда с большим удовольствием слушаю вас: вы сохранили поистине детскую веру.
Домовладелец Кальямасси. Не думаете ли вы, госпожа Корнамонтис, что иногда и бедный может победить богатого?
Госпожа Корнамонтис. Сейчас я вам скажу мое мнение. (Поет.)

БАЛЛАДА О ГАДАНИИ НА ПУГОВИЦАХ {*}
{* Перевод С. Кирсанова.}

1

Раз хромой спросил меня,
Сможет ли его моя -
Лучшая девчонка полюбить?
Говорю я: это может быть.
Но потом я с куртки пуговку срываю,
Дай-ка, друг, судьбу я попытаю!
Кинем!
Если дырочки снаружи -
Ты не верь ей - дело хуже,
Уходи в соседний дом.
Посмотрю: несчастлив ты на свете ль?
Пуговку бросаю: так выходит.
Мне ответят: как же? Дырки эти
С двух сторон выходят! - Да, но так выходит!
Говорю ему: промчалось счастье мимо!
Чтоб не мучиться, реши, что так и быть!
И любви ты не получишь от любимой,
За любовь придется заплатить!

2

Раз пришел ко мне простак,
И меня спросил он так:
Честно ль с ним делиться будет брат?
- Что же, так бывает, говорят!
Но потом я с куртки пуговку срываю,
Дай-ка, друг, судьбу я попытаю!
Кинем!
Если дырка кверху глянет,
Значит, он тебя обманет
И твое возьмет притом.
Посмотрю: несчастлив ты на свете ль?
Пуговку бросаю... так выходит.
Мне ответят: как же? Дырки эти
С двух сторон выходят! - Да, но так выходит!
Говорю я: обошла тебя удача.
Но не мучься лучше, так и быть!
Должен ты, чтоб тихо жить, не плача,
Половину брату уплатить!

(Берет за руку арендатора Кальяса и ведет его ближе к рампе. Демонстрирует
на нем третью строфу.)

3

Подошел ко мне бедняк,
Спрашивает злобно так:
Мол, богач разбил мой дом и труд.
Что-нибудь за это мне дадут?
С куртки я сначала пуговку срываю,
Дай-ка, друг, судьбу я попытаю!
Кинем!
Если дырочки снаружи -
Затяни кушак потуже,
Не отплатят и грошом.
Дай взглянуть, несчастлив ты на свете ль?
Пуговку бросаю... Так выходит!
Мне ответят:
Некоторые слушатели (наклонясь к пуговице и взглянув на нее).
Как же? Дырки эти
На две стороны выходят!
Госпожа Корнамонтис.
Да, но так выходит!
Говорю я: обошла тебя удача
И не раз так будет обходить!
И всегда, за все, что б ты ни начал,
Будь ты прав или неправ, - тебе платить!
Арендатор Кальяс. Вы, видно, сегодня не мыли ушей, сударыня! Наместник совершенно ясно сказал, что аренда - это пустяки! Теперь бы еще лошадок, и я спасен!
Госпожа Корнамонтис заливается смехом и показывает пальцем на арендатора Кальяса, который ведет себя так, как если бы он был слеп.

Транспарант: "Бой на юге свирепствует с прежней силой".


далее: V >>
назад: III <<

Бертольд Брехт. Круглоголовые и остроголовые, или богач богача видит издалека
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация