<< Главная страница

III




"ПОЙДЕМ НА РЫБАЛКУ?" - СПРОСИЛ ЧЕРВЯКА РЫБАК

У деревенского колодца.

Круглоголовый арендатор Кальяс, его жена и дети и остроголовый арендатор
Лопес, его жена и дети заняты поливкой.

Арендаторы Кальяс и Лопес.
Тянем, аж пена пошла изо рта, -
У арендатора нет лошадей.
Сам себе лошадь ты - и ни черта;
Это обычай рабочих людей.
Жена Лопеса. Слышите - и наши идут под знамя Серпа.
Слышен стук множества деревянных башмаков. Входит круглоголовый арендатор с
двумя ружьями под мышкой.

Третий арендатор. С тех пор как цены на хлеб так сильно упали, наше положение стало отчаянным. Поэтому мы, арендаторы Яху, - все, кто ходит в деревянных башмаках, на тайных - а в последнее время и открытых - собраниях единодушно решили взяться за оружие. Чем и дальше платить аренду, лучше сражаться под знаменем Серпа. Время пришло. Кальяс и Лопес, вот ружья для вас. (Отдает ружья и уходит.)
Арендатор Лопес. Ты, Кальяс, хотел подождать, не придут ли хорошие вести из города от твоей дочери.
Арендатор Кальяс. Помощь не пришла, и я готов присоединиться к вам.
Арендатор Лопес. Дай мне руку, Кальяс. И вы дайте друг другу руки, и дети тоже! Сегодня - одиннадцатое сентября. Запомните этот день, ибо сегодня арендаторы берутся за оружие, чтобы навеки сбросить ярмо помещиков или умереть.
Все (подают друг другу руки и запевают "Песню Серпа").

ПЕСНЯ СЕРПА {*}
{* Перевод С. Кирсанова.}

Крестьянин, вставай!
Нужда через край.
Вешать голов не смейте!
Смело навстречу смерти!
Не жди ниоткуда подмоги,
Вставай на крепкие ноги!
Нужда через край,
Крестьянин, вставай!
За Серп - навсегда!

Раздается колокольный звон.

Жена Лопеса. Слушайте. Почему звонят колокола?
Жена Кальяса (кричит в глубину сцены). Что случилось, Паоло?
Голос издали. Только что пришло известие из города - власть перешла к народному правительству!
Жена Кальяса. Пойду разузнаю все подробно. (Уходит.)

Остальные ждут. Слышно по радио "Воззвание к населению нового наместника".

Голос Иберина.
Чухский народ! Страна Яху издавна
Низменным, чуждым духом одержима,
Грозящим уничтожить все и вся, -
То дух раздора и корыстолюбия.
Чухский народ, живущий в нищете
И в рабстве! Кто ж кровь твою сосет?
И кто тебя гнетет? В ряды твои прокрался
Враг злобный, но неведомый тебе.
То - чих! И только он один - виновник
Всех бедствий наших. Так борись же с чихом!
Но как узнать его? По голове!
По острой голове его узнаешь!
Остроголовый кровь твою сосет!
И я, Анджело Иберин, решил народ
На кругло- и остроголовых разделить
И чухов всех сплотить противу чихов.
И да не будет розни среди чухов
Отныне и вовек! Внимайте, чухи!
Соединяйтесь под белым стягом Иберина!
Наш общий враг - остроголовый чих!
Во время радиопередачи присутствующие более или менее открыто ощупывают свои головы. Круглоголовые дети с хохотом показывают пальцами на головы
остроголовых детей.

Арендатор Лопес. Опять пустые слова! Каждые три минуты они придумывают что-нибудь новое. Я одно хочу знать: обуздают ли они помещиков? Остальное меня не интересует.
Арендатор Кальяс. Это верно.

Жена Кальяса вернулась. Избегая смотреть на Лопесов, она собирает вокруг
себя своих детей.

Арендатор Лопес. Хорошие вести, госпожа Кальяс?
Жена Кальяса. Наш помещик господин де Гусман арестован!
Арендатор Лопес. За что?
Арендатор Кальяс. Лопес, я думаю, не стоит спрашивать - за что! Все ясно и так. За повышение арендной платы.
Жена Лопеса. Так мы спасены!
Арендатор Кальяс. Это уже звучит получше! Что скажешь, Лопес? Миновали дни нищеты, дети! (Прислоняет ружье к колодцу.)
Жена Лопеса. Сегодня великий день!
Жена Кальяса. Не очень-то радуйтесь, госпожа Лопес! Для вас, к сожалению, не очень благоприятные вести. Анджело Иберин захватил власть, а ведь вы - чихи! В Луме, говорят, уже начались массовые преследования чихов. Господина де Гусмана тоже арестовали за то, что он - чих.
Арендатор Лопес. Это скверные вести и большое несчастье.
Арендатор Кальяс. Я не нахожу, что это несчастье. Во всяком случае, не для всех. Для нас это вовсе не несчастье.
Жена Кальяса. Только для вас!
Арендатор Кальяс. Для нас, чухов, это, можно сказать, радостное известие.
Жена Кальяса. В эти минуты нас воодушевляет надежда, которую вы, господин Лопес, едва ли способны понять. Ведь вы принадлежите к совсем другой человеческой особи, я не хочу сказать - к худшей.
Арендатор Лопес. До сих пор моя голова не казалась тебе слишком острой, Кальяс.

Кальяс молчит. Обе семьи разделились; на одной стороне стоят остроголовые,
на другой - круглоголовые.
Мы с тобой платили те же самые подати. Еще и пяти минут не прошло, как ты хотел бороться под знаменем Серпа за отмену арендной платы. А ведь добиться этого можно только силой. Возьми ружье, жена.

Жена Лопеса нерешительно берет ружье.

Арендатор Кальяс. Слишком мало надежд. Конечно, это было бы лучше всего. Но только ничего из этого не выйдет.

Арендатор Лопес. К чему говорить о том, мало или много надежд, когда это - единственный выход?
Арендатор Кальяс. А может быть, для меня это вовсе не единственный выход.
Жена Кальяса. Конечно, мы теперь рассчитываем, что нас освободят от арендной платы.
Арендатор Лопес. Я понимаю, ты цепляешься за самую маленькую надежду. Но ты обманываешься. Еще никогда не бывало, чтобы эти господа кому-нибудь что-нибудь дарили ради формы черепа.
Арендатор Кальяс. Довольно, Лопес. У меня нет никаких оснований не верить этому правительству. Оно всего пять часов как у власти, а мой помещик уже сидит в тюрьме.
Жена Кальяса. И мне только что сказали в деревне, что теперь не надо примыкать к Серпу.

Вбегают пять арендаторов, среди них арендатор Парр, все сильно возбуждены.
Все - круглоголовые, у одного в руках флаг с Серпом, у остальных - ружья.

Арендатор Парр. Что вы решили? Мы хотели сегодня вечером примкнуть к Серпу, как было уговорено. Но только что огласили воззвание правительства и пришло известие об аресте помещиков. Нужно ли продолжать борьбу?
Арендатор Кальяс. Я отправлюсь в город Луму и явлюсь к Иберину. Если он даст мне лошадей для полевых работ и освободит от арендной платы, мне не за что бороться. Де Гусман - чих, пускай теперь помалкивает!
Первый арендатор. Ну да, ваш помещик - чих, а наш - круглоголовый!
Арендатор Парр. А может быть, наш тоже отменит арендную плату, когда прогонят чихов? Он должен чихскому банку много денег, теперь ему, наверно, скостят этот долг.
Арендатор Лопес. Может быть, и скостят. Но аренду он будет взыскивать по-прежнему.
Третий арендатор. За Иберином ведь стоят одни помещики.
Арендатор Парр. Говорят, это неправда. Я слышал, что он живет очень скромно, не пьет, не курит и сам - сын арендатора. Он бескорыстен, так написано в газете. И он говорит, что парламент ни черта не стоит, и это правда.
Первый арендатор. Да, это правда.

Молчание.

Третий арендатор. Значит, арендаторы не должны теперь бороться с помещиками?
Арендатор Парр. Нет, должны. Арендаторы-чухи с помещиками-чихами.
Арендатор Лопес. А арендаторы-чихи? Как им быть с помещиками-чухами?
Арендатор Парр. Арендаторов-чихов очень мало. Чихи не любят работать.
Пятый арендатор. Зато помещиков-чухов много.
Арендатор Парр. Пора положить конец этой розни - между чухами и чихами!
Арендатор Лопес. И чтобы крыша у нас протекала - этому тоже пора положить конец.
Арендатор Кальяс. Нашего чиха уже посадили в тюрьму.
Четвертый арендатор. А вот моя крыша тоже протекает, а мой помещик - чух.
Третий арендатор. Все это обман! Вы мне одно скажите: прогонит ваш Иберин помещиков ко всем чертям или нет? И притом всея!
Арендатор Парр. Он прогонит ко всем чертям чихских помещиков, а чухских заставит немного подобреть.
Третий арендатор. Все это ни к чему: чух или чих, помещик всегда помещик! Их всех нужно послать к чертям! Я примкну к Серпу! Я больше никому не верю, только себе. Кто хочет избавиться от нужды, тот должен встать под знамя Серпа. Этот ваш Иберин - сплошной обман! (К публике.)
Помещик и бедняк - должны дружить
Из-за того, что голова кругла!
Ему - в карман аренда, мне - платить!
И мы друзья!.. Веселые дела!
Что оба чухи мы - какой мне толк?
Пусть лучше снимет с нас арендный долг!
Иначе ветер, холод и нужда
Расколют резко нас на два ряда!
Арендатор Кальяс. Думайте что хотите: я попытаю счастья у Иберина.
Арендаторы. Идем с нами, Лопес!
Чух или чих - не значит ничего!
Богач или бедняк - вот что важней всего!

Они подают ему руку и уходят.

Жена Лопеса. Я думаю, нам тоже пора домой.
Жена Кальяса. Нет, вам не попасть домой, госпожа Лопес. Когда я давеча шла, я слышала - люди говорили, что пора с вами расправиться. А когда я посмотрела в сторону вашего дома, я увидела зарево.
Жена Лопеса. О господи!
Арендатор Лопес. Кальяс, я прошу тебя укрыть мою семью, покуда не улеглась первая волна преследований.

Молчание.

Арендатор Кальяс. Мне было бы приятней, если бы вы сегодня ночью и вообще в ближайшее время не находились под моей крышей...
Арендатор Лопес. Неужели же ты не можешь спрятать моих детей хотя бы ненадолго?
Арендатор Кальяс. Пожалуй, я бы мог это сделать. Но ты примкнул к Серпу, а пребывание в моем доме сторонника Серпа может сильно повредить моей собственной семье.
Арендатор Лопес. Стало быть, мы уходим, Кальяс.

Кальяс молчит.

Обе женщины.
Когда-то побратала нас нужда.
А ныне из-за формы черепа враги мы навсегда.

Семья Лопеса медленно уходит.

Жена Кальяса. Послушай-ка, муженек! Не теряй времени, иди в Луму и постарайся использовать удобный случай. Аренду не плати и получи удостоверение, что ты платить не должен.
Арендатор Кальяс. Так и знайте: без удостоверения я не вернусь!


далее: IV >>
назад: II <<

Бертольд Брехт. Круглоголовые и остроголовые, или богач богача видит издалека
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация