<< Главная страница

III




Увольнение проводника в караван-сарае.

Проводник. После того как он поговорил с полицейскими на дороге перед караван-сараем, нашего купца словно подменили. Он говорит с нами совсем другим тоном - почти по-дружески. Правда, это ничуть не повлияло на скорость, которой он требует от нас. Даже на этой стоянке - последней перед пустыней Джахи - он решил не давать нам ни одного дня отдыха. Не знаю, как я доведу носильщика до Урги, он совсем измучился. И при этом меня очень беспокоит это дружеское поведение купца. Боюсь, он что-то против нас замышляет. Он все ходит и думает. Новые мысли, новые подлости. Но, что бы он ни придумал, мы с носильщиком должны все выдержать, иначе он не заплатит нам денег или прогонит нас посреди пустыни.
Купец (приближаясь). Возьми табачку, проводник! Вот тебе папиросная бумага. Ведь вы все за одну затяжку готовы пойти в огонь. Вы на все готовы, только бы глотнуть дыму. Слава богу, запас у нас большой. Нашего табаку хватит, чтобы три раза дойти до Урги.
Проводник (берет табак, про себя). Нашего табаку!
Купец. Присядем, друг. Почему ты не садишься? Такое путешествие сближает людей. Но если не хочешь, можешь и постоять. У вас, конечно, свои обычаи. Как правило, я не сажусь рядом с тобой, а ты не садишься рядом с носильщиком. На таких различиях держится мир. Но вместе покурить - это мы можем, а? Не хочешь? (Смеется.) Это мне в тебе нравится. Это у тебя своего рода гордость. Ну, давай, складывай вещи. И не забудь воду! Говорят, в пустыне мало колодцев. Между прочим, мой друг, я хочу тебя предостеречь: ты заметил, как смотрел на тебя носильщик, когда ты его бил? У него было в глазах что-то такое, что не предвещало ничего хорошего. Но теперь тебе, чего доброго, придется обращаться с ним еще хуже, потому что нам надо будет идти еще быстрее. А этот парень - лентяй. Мы пойдем теперь по безлюдным местам, и может случиться, что там он покажет свое настоящее лицо. Ведь он понимает, что ты более ценный человек. Ты больше зарабатываешь и не должен носить тяжести. Этого достаточно, чтобы он тебя возненавидел. Держись-ка от него подальше.

Проводник идет через открытые ворота в соседний двор.
(Остается один.) Странные люди.
Купец сидит молча. Проводник наблюдает за тем, как носильщик укладывает вещи, затем он садится и закуривает. Когда носильщик кончает, укладываться,
он садится рядом, берет у проводника бумагу и табак и начинает разговор.

Носильщик. Купец говорит, что для человечества большая польза, когда из земли добывается нефть. А когда добудут нефть, здесь появятся железные дороги и начнется всеобщее благоденствие. Купец говорит, здесь будут железные дороги. Чем же я тогда буду жить?
Проводник. Не беспокойся. Железные дороги будут здесь не так скоро! Я слышал, что, когда нефть откроют, ее сейчас же постараются закрыть. Кто заткнет отверстие скважины, из которой бьет нефть, получит деньги за молчание. Поэтому купец так торопится. Он хочет получить вовсе не нефть, а деньги за молчание.
Носильщик. Этого я не понимаю.
Проводник. Этого никто не понимает.
Носильщик. Дорога через пустыню будет, наверно, еще хуже. Надеюсь, мои ноги выдержат.
Проводник. Выдержат.
Носильщик. А разбойники здесь есть?
Проводник. Здесь опасно только в первый день пути, потому что возле караван-сарая собирается всякий сброд.
Носильщик. А дальше?
Проводник. Когда мы перейдем реку Миир, надо будет идти вдоль колодцев.
Носильщик. Ты знаешь дорогу?
Проводник. Да.

Услышав разговор, купец подходит ближе и подслушивает.

Носильщик. А трудно перейти эту реку Миир?
Проводник. В это время года обычно легко. Но когда после дождя случается паводок, там очень сильное течение, и тогда переход бывает опасным для жизни.
Купец. Он все-таки разговаривает с носильщиком. С ним рядом он может сидеть! С ним он курит!
Носильщик. А что же тогда делать?
Проводник. Иногда приходится переждать неделю. Потом уже можно переходить безопасно.
Купец. Смотри пожалуйста! Он еще дает ему советы, как оттянуть время и вернее уберечь свою драгоценную жизнь. Это опасный тип! Он еще, чего доброго, будет ему потакать! Он ни в коем случае не будет действовать решительно. А пожалуй, он способен и на что-нибудь похуже. Значит, с сегодняшнего дня их будет двое против меня одного. Он побоится грубо обращаться со своим подчиненным, когда дорога станет безлюдной. Я должен непременно избавиться от этого парня. (Подходит к ним.) Я приказал тебе проверить, правильно ли сложены вещи. Сейчас посмотрим, как ты выполняешь мое приказание. (Сильно тянет за один из ремней, ремень лопается.) Это называется упаковка! Если ремень порвется в пути, у нас будет на целый день задержка. Но ты этого и хочешь - задержки!
Проводник. Я вовсе не хочу задержки. И ремень не порвется, если его не рвать.
Купец. Что? Ты еще споришь? Лопнул ремень или нет? Посмей только сказать мне в лицо, что он не лопнул! Вообще ты какой-то ненадежный. Зря я прилично обращался с тобой! Вы от этого портитесь. Мне не нужен проводник, который не может создать себе авторитет у подчиненных. Ты скорей годишься в носильщики, чем в проводники. У меня даже есть основание думать, что ты подстрекаешь людей.
Проводник. Какие же это основания?
Купец. Ах, тебе и это нужно знать? Ладно. Ты уволен.
Проводник. Но вы же не можете уволить меня на полпути?
Купец. Скажи еще спасибо, если я не сообщу о тебе в контору по найму в Урге. Вот твое жалованье - как раз до этого места. (Зовет хозяина караван-сарая.)

Хозяин подходит.
Вы - свидетель: я заплатил ему жалованье. (Проводнику.) Заранее говорю тебе: лучше не показывайся в Ургу. (Осматривает его с ног до головы.) Из тебя никогда ничего не получится. (Уходит с хозяином в другой двор.) Сейчас я отправлюсь в путь. Если со мной что-нибудь случится, будьте свидетелем, что я с этим человеком (показывает на носильщика) сегодня один ушел отсюда.

Хозяин показывает жестами, что он ничего не понял.
(Озабоченно.) Не понимает. Значит, никто не сможет сказать, куда я пошел. И хуже всего, что эти парни это знают. (Садится и пишет письмо.)
Проводник (носильщику). Я сделал ошибку, что подсел к тебе. Берегись его, это плохой человек. (Дает ему свою флягу с водой.) Держи мою флягу про запас, спрячь ее получше. Когда вы заблудитесь - а это так и будет, потому что ты вряд ли найдешь дорогу, - он, конечно, отнимет у тебя твою флягу. Сейчас я объясню тебе, как идти.
Носильщик. Лучше не делай этого. Он не должен видеть, что мы разговариваем. Если он меня прогонит, я пропал. Мне он может вообще -не заплатить, потому что я не состою, как ты, в профсоюзе. Я должен все терпеть.
Купец (хозяину). Передайте это письмо людям, которые завтра придут сюда. Они тоже идут в Ургу. Я пойду дальше один со своим носильщиком.
Хозяин (кивает и берет письмо). Но он же не проводник.
Купец (про себя). Значит, он все-таки понимает! Значит, до сих пор он просто не хотел понимать! Должно быть, с ним уже такое случалось. Он не хочет быть свидетелем в таких делах. (Хозяину, резко.) Объясните моему носильщику дорогу в Ургу.

Хозяин выходит и объясняет; носильщик усердно кивает головой.
Я чувствую, будет борьба! (Вытаскивает револьвер и чистит его, при этом он поет.)

Больной умирает, а сильный дерется.
Зачем мне земля свою нефть отдает?
Зачем мой носильщик поклажу несет?
Когда я за нефтью пустился в поход,
Я должен с людьми и с землею бороться.
Недаром поэтому в песне поется:
Больной умирает, а сильный дерется. (Идет в соседний двор.) Ну знаешь теперь дорогу?
Носильщик. Да, господин.
Купец. Тогда - в путь!

Купец и носильщик уходят. Хозяин и проводник смотрят им вслед.

Проводник. Не знаю, хорошо ли понял мой товарищ насчет дороги. Уж слишком быстро он понял.


далее: IV >>
назад: I <<

Бертольд Брехт. Исключение и правило
   I
   III
   IV
   V
   VII
   VIII
   IX
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация