<< Главная страница

III



Пирпонта Маулера касается дуновение иного мира.

Перед мясной биржей.

Внизу ожидают Иоанна и Марта, наверху разговаривают между собой
мясозаводчики Леннокс и Грэхем. Леннокс бледен как мел. За ними шум биржи.

Грэхем.
Как шибанул тебя зловредный Маулер!
О бедный Леннокс! Неудержимо
Растет это чудовище. Ведь для него
Весь мир - товар. И солнца свет продаст он.
Что съели мы, продаст он нам вторично.
Он выжмет прибыль из развалин дома,
Из гнили - деньги. Бей его камнями -
Он в деньги превратит и эти камни.
Страсть к прибыли его неукротима.
И столь в своем уродстве он естествен,
Что эту страсть сам отрицать не станет.
Но мягок сам и денег он не любит,
Не может видеть горя и не спит ночей.
Так подойди к нему и прохрипи с натугой:
Эй, Маулер, пятерню сними с моей гортани!
Раздвинь на горле пальцы! Вспомни, ты старик.
И вздрогнет он и, может быть, заплачет...
Иоанна (Марте).
Одна ты, Марта, дошла со мною
Досюда. Другие все покинули меня,
Мне гибель предрекая, как будто иду во тьму
кромешную.
Не странно ли? Спасибо тебе, Марта.
Марта. И я предупреждала тебя, Иоанна.
Иоанна. И все-таки пошла со мной.
Марта. Но узнаешь ли ты его, Иоанна?
Иоанна. Его-то я узнаю!

Наверху появляется Крайдль.

Крайдль.
Ну, Леннокс, - конец продажам по дешевке.
Теперь ты разорен. Закрылся я и жду,
Чтоб рынок отдохнул. Дворы помою чисто,
Намаслю лезвия; в цехах установлю
Машины новые и сэкономлю
Изрядный куш на заработной плате.
То новая система. И хитра же!
Конвейером, из проволоки сплетенным,
На верхотурку поднимают хрюшку,
И там она сама кидается на нож.
Недурно, а! Свинья сама себя забьет.
Сама, без помощи, колбаской обернется.
Свергаясь с этажа в этаж, утратив
Всю кожу, что нарежут на ремни,
И всю щетину, что пойдет на щетки,
Отбросив кости, из которых
Муку намелют, своею тяжестью она
Протиснется в консервные жестянки.
Что - хорошо?
Грэхем.
Отлично. Но куда девать жестянки?
Ну времечко!
Товарами забит безлюдный рынок.
Торговли полный пульс ударил паралич.
Перенасыщен рынок, вы же
Лишь цены портили, борясь друг с другом.
Так буйвол топчет луг, сражаясь за траву.

Mаулер входит со своим маклером Слифтом, окруженный
мясоторговцами. За ним - два сыщика.

Мясоторговцы.
Теперь вопрос один - кто выдержит?
Mаулер.
Повален Леннокс. (Ленноксу.)
Пришел тебе конец.
Крайдль, от тебя я требую, чтоб ты
Взял бойни, как стояло в договоре,
Раз Леннокс пал.
Крайдль.
Да. Леннокс пал. Но пала и пора
Высоких цен, а значит, Маулер, надо скинуть
С десяти миллионов долларов за пай.
Маулер.
Как? Но цена
Стоит в контракте. Леннокс, глянь сюда!
Иль то не договор? А это не цена ли?
Крайдль.
Он писан был в благополучный час!
А нет ли пункта в нем про злое время?
Что делать мне сейчас со скотобойней?
Кому взбредет сейчас купить жестянку мяса?
Вот почему тебе невыносим стал
Бык под ножом. Лишь потому, что мясо
Его нельзя продать!
Маулер.
Не потому. То человечье сердце
От воя твари стало на дыбы.
Грэхем.
Могучий Маулер! Понял я величье
Твоей судьбы, раз даже сердце
Твое столь дальновидно!
Леннокс.
Мне, Маулер, надо бы с тобой еще раз...
Грэхем.
Тронь его сердце, Леннокс, сердце тронь!
Чувствительнее нет помойной ямы.
(Бьет Маулера под ложечку.)
Маулер.
Ай!
Грэхем.
Ага! Здесь сердце есть!
Mаулep.
За то, что ты меня в живот ударил, Фредди,
Договорюсь я с Крайдлем, чтоб не смел
Он у тебя купить ни банки мяса.
Грэхем.
Негоже, Пирпи, вмешивать в дела
Приватные соображения.
Крайдль. Охотно, Пирпи! Есть! Все будет, как ты хочешь.
Грэхем. А у меня две тысячи рабочих, Маулер.
Крайдль. Пошли их в кино! Маулер, слушай, наш контракт недействителен. (Вычисляет в записной книжке.) Когда мы заключили договор о твоем выходе из дела, паи, из которых я, как и ты, владею одной третью, - стоили по триста девяносто. Ты мне уступил их по триста двадцать. Это было дешево. Сегодня это дорого, ибо они упали до ста, так как рынок забит. Чтоб расплатиться с тобой, я должен выбросить паи на рынок. Но если я это сделаю, они упадут до семидесяти, и тогда из каких средств мне платить тебе? Тогда мне конец.
Маулер.
Раз ты мне это говоришь, я должен тотчас
Все деньги из тебя скорее вынуть,
Пока ты цел!
Поверь мне, Крайдль, я так испуган,
Что пот меня прошиб. Максимум шесть дней
Я дам тебе. Нет, что со мной? Пять дней,
Раз ты так плох.
Леннокс.
Маулер! Маулер!
Маулер.
Леннокс! Скажи ты, есть ли в договоре
Хоть слово про плохие времена?
Леннокс. Нет. (Уходит.)
Маулер (глядя ему вслед).
Мне мнится - он заботой угнетен.
Я ж в суете дельца - о, пусть бы то не я был! -
Не разглядел ее. О, зверский бизнес!
Мне тошно, Крайдль.

Крайдль уходит. Между тем Иоанна, поманив к себе одного из сыщиков, что-то
говорит ему.

Сыщик. Господин Маулер, здесь есть люди, которым надо с вами поговорить.
Маулер.
Оборванная сволочь? Да? Завистливые
Рожи? Что? Разбойничьего вида?
Как? Я не принимаю, занят.
Сыщик. Они из организации Черных Капоров.
Маулер. Что это за организация?
Сыщик. Она сильно разветвлена, многочисленна и пользуется уважением у низших слоев населения, где их называют солдатами господа бога.
Маулер.
Я слышал уж о них. Странное название.
Солдаты господа бога. Однако
Чего им надо от меня?
Сыщик. Они говорят, что им надо с вами побеседовать.

Между тем шум биржи продолжается: "Быки - сорок три,
свиньи - пятьдесят пять, откормленный скот - пятьдесят девять".

Маулер.
Ладно. Скажи им - я согласен повидать их,
Только предупреди, чтоб не говорили того,
О чем их не спрашивают. Также
Не разводить здесь слез и песен, особенно
Хватающих за душу.
Добавь еще: весьма
Полезно будет им, коль я увижу
Благонамеренность и добронравие их
И что не требуют они того,
Чего я дать им не могу.
И вот еще - не говори им, что я Маулер.
Сыщик (подходит к Иоанне).
Он согласен, но
Не спрашивайте, только отвечайте,
Коль спросит он.
Иоанна (подходит к Маулеру). Вы - Маулер!
Маулер. Не я. (Показывает на Слифта.) Он - Маулер.
Иоанна (указывая на Маулера). Вы - Маулер!
Маулер. Нет, он.
Иоанна. Нет, вы.
Маулер. Почем ты это знаешь?
Иоанна. Лицо твое кровавее других.

Слифт смеется.

Маулер. Смеешься, Слифт?

Между тем Грэхем убегает.
(Иоанне.) Сколько вы получаете за день?
Иоанна. Двадцать центов, а еще - еду и платье.
Маулер.
Плохонькое платье, Слифт. И, верно,
Жидкие супы? Уж разумеется, плохое платье
И суп без капли жира.
Иоанна. Маулер, почему ты увольняешь рабочих?
Маулер (Слифту).
То, что они работают без оплаты,
Это ж уму непостижимо. А? Я никогда не слышал,
Чтоб кто-нибудь работал за гроши и был доволен.
И страха также нет в ее глазах
Перед нуждой, ночевкой под мостами.
(Иоанне.)
Черные Капоры, вы редкостные люди,
Не стану спрашивать, что, собственно, вам нужно
От меня. Меня, я знаю, называют - тупая
сволочь! -
Кровавым Маулером и говорят, что Леннокс
Мной стерт с земли, а Крайдль, который -
между нами -
Не очень-то хороший человек,
Из-за меня в беде. Но вам скажу я:
Все это передряги деловые.
Какой вам интерес? Но вот о чем
Я выслушал бы ваше мненье. Я решил
Расстаться с этим промыслом кровавым
В ближайший срок и навсегда.
Намедни - небезынтересно это вам -
Я видел смерть быка и столь был потрясен,
Что все хочу оставить. Я даже продал
Свой пай ценой в двенадцать
Миллионов долларов. И отдал Крайдлю
За десять.
Не правда ль,
Это в вашем духе и правильно?
Слифт.
Он видел смерть быка, и вот решил он:
Пускай не бедный бык, а пусть богатый Крайдль
Идет под нож.
Это правильно?

Мясоторговцы смеются.

Mаулер.
Смеетесь? Плевал я на ваш смех.
Еще увижу ваши слезы.
Иоанна.
Господин Маулер, почему вы закрыли скотобойни?
Должна я это знать.
Маулер.
Ужели мало, что я совсем ушел
Из дела прочного, ибо оно кроваво?
Скажи, что прав я и согласна ты.
Нет, помолчи! Я знаю, я не спорю,
Есть люди, по которым это бьет:
Они остались без работы, знаю.
Но этого, увы, не избежать. А впрочем,
Они - отбросы, дрянь,
К ним не ходи. Скажи мне,
Что прав я был, из дела выходя.
Иоанна.
Не знаю, говоришь ли ты серьезно.
Маулер.
Это потому, что мой проклятый
Голос привык к притворству.
Потому и
Сам я
Тебе противен.
Знаю. Не отрицай.
(К остальным.)
Я чую веянье иного мира.
(Собирает у всех деньги.)
Давайте деньги, мясники, давайте деньги!
(Вынимает деньги у них из карманов и отдает Иоанне.)
Возьми, возьми для бедных деньги!
Но знай - не чувствую я обязательств.
Сплю хорошо. А почему
Помог сейчас? Пожалуй, потому, что
Мне нравится твое лицо: оно наивно,
Хотя тебе, наверно, двадцать лет.
Марта (Иоанне).
Не верю, чтобы честно думал он.
Прости, Иоанна, я тебя покину.
По-моему, должна была бы ты
Все это бросить!
(Уходит.)
Иоанна. Господин Маулер! Но ведь это лишь капля, падающая на раскаленный камень. Неужели вы не в силах им помочь по-настоящему?
Маулер.
Заявляю во всеуслышанье:
Я одобряю очень вашу деятельность и
Хотел бы, чтоб таких, как вы, было побольше.
Но бросьте вы возиться с бедняками -
Они дурные люди. Мне
Их не жаль: не безгрешны люди - и сами мясники.
Впрочем, оставим это.
Иоанна.
Господин Маулер! На бойнях говорят,
Что вы во всем повинны.
Маулер.
Быка жалею я. А человек - дурак.
Для ваших планов люди не созрели.
Прежде чем сможет измениться мир.
Другим стать должен человек.
Одну минуту!
(Шепчет Слифту.)
Дай ей еще монет наедине.
Скажи - для бедных, чтобы, не краснея,
Могла их взять, и последи, что купит,
А не поможет - я хотел бы, чтоб не помогло, -
Тогда сведи ее на бойню, покажи ей
Ее любимых бедняков во всей их наготе,
Коварство их и трусость, зверство,
И что виной всему они же. Авось это поможет.
(Иоанне.)
Мой маклер, Слифт, кой-что тебе покажет.
(Слифту.)
Знай - трудно мне перенести, что есть такие,
Как эта девушка, имущество которой - черный
капор
И двадцать центов в день, и нет в ней страха.
(Уходит.)
Слифт.
Я не хотел бы знать, что ты узнать желаешь!
Но если ты узнать решила, завтра приходи сюда.
Иоанна (глядя Маулеру вслед).
Неплох как человек. К тому ж он первый,
Кого наш барабан вспугнул из чащи подлостей
И кто откликнулся на зов.
Слифт (уходя). Послушай совета: не водись с теми, что на скотобойнях: это низкая сволочь, правильнее говоря - отребье мира.
Иоанна. Я хочу их увидеть.


далее: IV >>
назад: II <<

Бертольд Брехт. Святая Иоанна скотобоен
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   XII
   XIII
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация