<< Главная страница

VIII




В трактире.
Раннее утро. Гэли Гэй спит, сидя все на том же стуле. Трое солдат завтракают.

Полли. Джип непременно придет.
Джесси. Джип нам не изменит.
Полли. Если Джип трезв, то он, конечно, придет.
Уриа. Этого никто не знает. Во всяком случае, нам нельзя выпускать грузчика, пока не вернулся Джип.
Джесси. А грузчик и не уходил.
Полли. Он, должно быть, здорово прозяб. Ведь всю ночь так и просидел на стуле.
Уриа. Но зато мы нынче выспались и опять чувствуем себя отлично.
Полли. А Джип обязательно придет. Мой здравый солдатский рассудок хорошо выспался, и я сознаю совершенно ясно, что Джип, конечно, придет. Как только он проснется, он захочет выпить пива, и тогда он придет к нам.

Входит Ван. Он идет к стойке и звонит. У стойки появляется вдова Бегбик.

Бегбик. Я не подаю вонючим туземцам и не продаю желтокожим.
Ван. Я покупаю для белого. Мне нужно десять бутылок хорошего, светлого пива.
Бегбик. Десять бутылок светлого пива для белого? (Протягивает ему бутылки.)
Ван. Да, вот именно для белого. (Уходит, поклонившись по очереди каждому из присутствующих.)

Джесси, Полли и Уриа переглядываются.

Уриа. Теперь уже ясно, что Джип не придет. Нужно и нам заправиться пивом. Вдова Бегбик, отныне у вас должны быть всегда наготове двадцать бутылок пива и десять бутылок виски.
Бегбик разливает пиво по стаканам и уходит. Трое солдат пьют. При этом они
внимательно смотрят на спящего Гэли Гэя.

Полли. Но что теперь будет, Уриа? У нас же ничего не осталось, кроме паспорта Джипа.
Уpиa. Этого вполне достаточно. Необходим новый Джип. У нас поднимают слишком большой шум из-за людей. Между тем один человек вообще ничего не значит. И пока людей меньше, чем двести, то говорить вообще не о чем. Конечно, могут быть и другие мнения. Но что значат какие-то мнения? Спокойный человек может спокойно иметь и два и три совершенно разных мнения.
Джесси. Мне тоже начхать на болтовню о необыкновенных личностях.
Полли. А что он скажет, если мы его превратим в солдата Джерайа Джипа?
Уриа. Такие, как он, сами превращаются во все, что нужно. Брось его в пруд и увидишь - через два дня у него между пальцев вырастут плавательные перепонки. А все потому, что ему нечего терять.
Джесси. Что бы это для него ни значило, но нам нужен четвертый. Разбудите его.

Полли будит Гэли Гэя.
Очень хорошо, сударь, что вы не ушли. Некоторые обстоятельства воспрепятствовали нашему товарищу Джерайа Джипу вернуться к нам вовремя.
Уриа. Вы по происхождению ирландец?
Гэли Гэй. Кажется, да.
Уриа. Это хорошо. Надеюсь, что вы не старше сорока лет, господин Гэли Гэй?
Гэли Гэй. Мне еще нет сорока.
Уриа. Блестяще. Может, у вас плоскостопие?
Гэли Гэй. Есть малость.
Уриа. Замечательно. Ваше счастье обеспечено. Вы можете пока оставаться здесь.
Гэли Гэй. Но, к сожалению, меня ожидает жена, в связи с одним рыбным блюдом.
Полли. Мы понимаем ваши сомнения, они делают вам честь и достойны настоящего ирландца. Но ваша внешность нам нравится.
Джесси. Более того, она нам подходит. Видите ли, кажется, есть возможность вам стать солдатом.

Гэли Гэй молчит.

Уриа. Солдатская жизнь очень приятна. Еженедельно мы получаем кучу денег лишь за то, что расхаживаем по всей Индии и разглядываем улицы и храмы. И посмотрели бы вы только на отличные кожаные спальные мешки, которые каждый солдат получает бесплатно. Взгляните хоть одним глазком на эту винтовку, изготовленную фирмой Эверетт и Кo. Главным образом мы развлекаемся рыбной ловлей. Наша мамаша - так мы шутя называем армию - закупает необходимые удочки, и при этом нас развлекают военные оркестры. В остальное время дня вы можете спокойно покуривать у себя на веранде либо, скажем, осматривать золоченый дворец какого-нибудь из этих раджей. А если хозяин вам не понравится, можете пристрелить его. Дамы приветливо встречают солдат и ждут от них всего, но только не денег, и вы должны признать, что это тоже весьма приятно.

Гэли Гэй молчит.

Полли. А особенно хороша солдатская жизнь во время войны. Ведь только в бою достигает мужчина своего настоящего величия. Известно ли вам, что мы живем в великую эпоху? Перед каждой атакой солдат получает бесплатно во-от такой стакан спиртного, и от этого его мужество становится безмерным, воистину безмерным.
Гэли Гэй. Да, я вижу, что солдатская жизнь приятна.
Уриа. Разумеется. Итак, вы можете без лишних слов сохранить свой солдатский мундир с изящными медными пуговицами, и вам предоставляется право при любых обстоятельствах именоваться господином Джипом.
Гэли Гэй. Надеюсь, вы не хотите погубить бедного грузчика?
Джесси. Почему бы и нет?
Уриа. Значит, вы собираетесь уходить?
Гэли Гэй. Да, так что, видите ли, я пойду.
Полли (вносит одежду Гэя). Почему же вы все-таки не хотите стать Джипом?

В окне появляется Ферчайлд.

Гэли Гэй. Потому что я Гэли Гэй. (Идет к двери.)

Трое солдат смотрят ему вслед.

Уриа. Погодите еще минутку.
Полли. Разве вам не известна пословица "поспешишь, людей насмешишь"?
Уриа. Вы имеете дело с людьми, которые не принимают благодеяний от посторонних лиц.
Джесси. Как бы там вас ни звали, но за любезность, которую вы нам оказали, мы должны вас отблагодарить.
Уриа. Видите ли, вы можете пока спокойно оставаться там, где стоите, - у дверей, - мы хотим предложить вам выгодную сделку.

Гэли Гэй останавливается.

Джесси. Это самая выгодная сделка, какую можно заключить в Килькоа, не правда ли, Полли? Ведь ты же знаешь, что если бы нам только удалось найти что-либо подобное в другом месте...
Уриа. Наш долг предложить вам участвовать в этой неслыханно выгодной сделке.
Гэли Гэй. Сделке? Вы говорите о сделке?
Уриа. Вот именно, но у вас, кажется, нет времени.
Гэли Гэй. Есть время или нет времени - это все зависит от обстоятельств.
Полли. Вот как, значит, время у вас есть. О, если бы вы только узнали, в чем дело, оно бы у вас немедленно нашлось. Нашел же лорд Китченер время, чтобы завоевать Египет.
Гэли Гэй. Да, уж конечно. Что ж у вас - крупная сделка?
Полли. Магарадже Пешавара она показалась бы, наверно, крупной. Но такому великому человеку, как вы, она может показаться мелкой.
Гэли Гэй. Но как мог бы я участвовать в этой сделке? Что от меня потребовалось бы?
Джесси. Ровно ничего.
Полли. Разве что вам пришлось бы только отказаться от своих усов, которые привлекают слишком большое внимание.
Гэли Гэй. Ах вот как. (Берет свои вещи и идет к дверям.)
Полли. Настоящий слон.
Гэли Гэй. Слон? Да, слон это действительно сокровище. Тому, у кого есть собственный слон, не придется помирать в нищете. (Он взволнован, берет стул и подсаживается к троим солдатам.)
Уриа. Слон?! И вы еще спрашиваете, есть ли у нас слон?
Гэли Гэй. И этого слона можно было бы скоро получить?
Полли. Слон! Вот на что он клюет.
Гэли Гэй. Итак, у вас есть слон?
Полли. Неужели вы думаете, что можно продавать слона, которого нет.
Гэли Гэй. Ну если так, господин Полли, то я бы охотно принял участие.
Уриа (нерешительно). Все бы хорошо, если бы не этот дьявол - гроза Килькоа.
Гэли Гэй. Какой это еще дьявол есть в Килькоа?
Полли. Не говорите так громко. Вы произносите имя тайфуна в человеческом образе, Кровавого пятерика, нашего сержанта.
Гэли Гэй. Чем же он заслужил такие прозвища?
Полли. Да ничем особенным. Просто время от времени, изобличив кого-нибудь, кто из поверке откликнулся на чужое имя, он велит завернуть его в двухметровый кусок парусины и положить под ноги слонам.
Гэли Гэй. Да, тут нужен человек с головой.
Уриа. А голова у вас есть, господин Гэли Гэй!
Полли. И в этой голове неплохая начинка!
Гэли Гэй. Да что вы, пустяки. Впрочем, я хочу вам загадать загадку, которая могла бы заинтересовать вас, как образованных людей.
Джесси. Вы видите перед собой опытных отгадчиков.
Гэли Гэй. Тогда скажите, что это такое: белое, млекопитающее, сзади видит так же хорошо, как и спереди?
Джесси. Трудная штука.
Гэли Гэй. Эту загадку вы вообще никогда не разгадаете. Эту загадку и я не смог разгадать. Белое, млекопитающее, сзади видит так же хорошо, как спереди. Это... слепая белая лошадь!
Уриа. Великолепная загадка
Полли. И неужели вы все это так просто запоминаете?
Гэли Гэй. Большей частью запоминаю, потому что я ведь плохо умею писать. Но думается мне, что я могу быть подходящим человеком в любой сделке.

Солдаты подходят к стойке. Гэли Гэй достает одну из своих коробок сигар и
угощает всех.

Уриа. Огоньку бы!
Гэли Гэй (давая всем прикурить). Позвольте мне, господа, доказать вам, что, обратившись ко мне, вы избрали неплохого компаньона для вашего дела. Нет ли у вас тут случайно каких-либо тяжелых предметов?
Джесси (указывая на гири и брусья, которые лежат у стены, возле дверей). Вон там.
Гэли Гэй (берет самую тяжелую гирю и выжимает се). Дело в том, что я член атлетического клуба Килькоа.
Урна (протягивает, ему кружку пива). Это заметно по всей вашей повадке.
Гэли Гэй (пьет). Да, у нас, атлетов, особая повадка. Существует даже специальное предписание. Вот, например, если атлет входит в комнату, в которой находится большое общество, то он уже в дверях приподнимает плечи, потом поднимает руки до уровня плеч и готом небрежно опускает их и входит в комнату развалисто, покачиваясь. (Пьет.) Со мной вы можете пускаться на любое дело, я человек компанейский.
Ферчайлд (входит). Там какая-то женщина - она ищет человека по имени Гэли Гэй.
Гэли Гэй. Гэли Гэй! Человека, которого она ищет, зовут Гэли Гэй!

Ферчайлд некоторое время смотрит на него, потом уходит и вводит жену
Гэли Гэя.

(Обращаясь к трем солдатам.) Не бойтесь ничего. Она очень кроткая особа. Она родом из такого края, где живут преимущественно добрые люди. Можете положиться на меня. Теперь уже Гэли Гэй разохотился и не отстанет от вас.
Ферчайлд. Входите, госпожа Гэй! Здесь находится человек, который знаком с вашим мужем. (Входит с женой Гэли Гэя в комнату.)
Жена Гэли Гэя. Вы уж простите бедную женщину, господа, простите, что я так плохо одета, но я очень спешила. Так вот ты где, Гэли Гэй? Неужели это в самом деле ты - в солдатском мундире?
Гэли Гэй. Никак нет.
Жена Гэли Гэя. Я тебя не понимаю. Как это тебя угораздило напялить солдатский мундир? Он тебе очень не идет. Это все подтвердят. Странный ты человек, Гэли Гэй.
Уриа. У нее, видать, не все дома.
Жена Гэли Гэя. Да, нелегко иметь мужем человека, который никому ни в чем не может отказать.
Гэли Гэй. Хотел бы я знать, к кому это она обращается?
Уриа. Похоже на то, что она просто бранится.
Ферчайлд. А мне думается, что мадам Гэй вполне здравомыслящая особа. Продолжайте, продолжайте, мадам Гэй. Мне вас приятнее слушать, чем любую пе- вицу.
Жена Гэли Гэя. Не пойму, что это за новая блажь взбрела тебе в голову, что ты еще возомнил о себе, но предчувствую, что ты плохо кончишь. Пошли уже наконец домой! Да скажи хоть что-нибудь! Или ты потерял голос?
Гэли Гэй. Ты говоришь так, словно обращаешься ко мне. Но должен тебе сказать, что ты меня принимаешь за кого-то другого и все, что ты здесь наболтала, очень неумно и неприлично.
Жена Гэли Гэя. Что ты сказал? Я принимаю тебя за другого? Ты что, уже напился? Ведь он совершенно не умеет пить.
Гэли Гэй. Я такой же Гэли Гэй, как и командующий армией.
Жена Гэли Гэя. Вчера в это самое время я поставила котелок с водой на огонь, а рыбу ты не принес.
Гэли Гэй. Что еще за рыба? Ты болтаешь так, словно совсем потеряла рассудок. Даже не стесняешься всех этих господ!
Ферчайлд. Однако странный случай. Мне в голову лезут такие страшные мысли, что я весь застываю, как льдина. Знаете вы эту женщину?

Трое солдат отрицательно качают головой.
А вы?
Гэли Гэй. Многое повидал я на своем веку, странствуя по всем дорогам между Ирландией и Килькоа, но эту женщину я вижу впервые.
Ферчайлд. Скажите этой женщине, как вас зовут.
Гэли Гэй. Джерайа Джип.
Жена Гэли Гэя. Это чудовищно! Впрочем, господин сержант, когда я смотрю на него, мне начинает казаться, что это и впрямь кто-то другой, что он и впрямь немного другой, чем мой муж, чем грузчик Гэли Гэй, в чем-то другой, хоть, и не пойму, в чем именно.
Ферчайлд. Но мы скоро поймем, в чем именно. (Уходит вместе с женой Гэли Гэя.)
Гэли Гэй (приплясывая, выходит на середину сцены, поет).

Светлый месяц в Алабаме
Отбывает на покой,
Нашей старой, доброй маме
Нужен месяц молодой. (Радостно ухмыляясь, подходит к Джесси.) По всей Ирландии говорят о нашем роде Гэли Гэев, что мы никогда не теряемся и всегда делаем то, что нужно.
Уриа (обращаясь к Полли). Прежде чем солнце зайдет в седьмой раз, этот человек должен стать другим человеком.
Полли. Неужели это возможно, Уриа? Превратить одного человека в другого?
Уриа. Да. Все люди одинаковы. Что тот солдат, что этот - все едино.
Полли. Но, Уриа, ведь армия может выступить в любую минуту!
Уриа. Разумеется, она может выступить в любую минуту. Но разве ты не видишь, что трактир еще стоит на месте? Разве ты не знаешь, что артиллеристы еще собираются устраивать конные состязания? Уверяю тебя, что господь бог не даст погибнуть таким ребятам, как мы. Он не допустит, чтобы армия выступила уже сегодня. Нет, господь бог не пойдет на этр,
Полли. Слушай!

За сценой сигналы горнов, зовущих к походу, барабанная дробь.
Трое солдат выстраиваются в ряд.

Ферчайлд (за сценой, кричит во всю глотку). Армия выступает по направлению к северной границе! Подъем сегодня ночью, в два часа десять минут.

Монолог между двумя сценами.
Произносит вдова Леокадия Бегбик.

Бертольт Брехт говорит: что тот, что этот солдат -
Все едино. И так почти все говорят.
Но Бертольт Брехт доказал - если очень хотят,
То одного человека превратят
В совершенно другого. Сегодня здесь
Будет человек переделан весь -
Разобран и собран, без лишних затей,
Как машина из старых запасных частей,
Не утратив при этом совсем ничего.
Беззлобно, но твердо упросят его
Приладиться к миру такому как есть,
Этот мир своим личным делам предпочесть.
А потом уж не важно, что было вначале,
С какой именно целью все это свершали.
Ведь тот, кого так переделать сумели,
Будет средством, пригодным для всякой цели.
Упустим сегодня, забудем о нем,
А завтра он к нам же придет палачом.
Бертольт Брехт очень хочет, чтобы каждый здесь мог
Почуять, как почва ползет из-под ног,
Чтоб, о грузчике Гэе узнав не напрасно,
Вы постигли, как жизнь на земле опасна.


далее: IX >>
назад: VII <<

Бертольд Брехт. Что тот солдат, что этот
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   НОМЕР ВТОРОЙ
   НОМЕР ТРЕТИЙ
   НОМЕР ЧЕТВЕРТЫЙ
   НОМЕР ПЯТЫЙ
   XI
   ПРИЛОЖЕНИЕ
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация