<< Главная страница

IV




В трактире вдовы Леокадии Бегбик.

Солдаты (поют "Песню о вагоне-пивной вдовы Бегбик").

У вдовы Бегбик пивной вагон.
Пей и отсыпайся в нем хоть двадцать лет подряд,
Пока разъезжает без устали он
Из Сингапура в Куч-Бихар, туда и вновь назад.
От Дели до Каматкура
Гуляй с утра и до утра.
И если парня долго встречать не довелось,
То, значит, едет он с вдовой
В компании хмельной,
Минуя небо стороной и через ад насквозь.
Не зазевайся, Томми, держись покрепче, Томми,
Когда летишь с пивной горы под ромовый откос.
У вдовицы Бегбик получишь без труда
Все, чего бы только себе не пожелал.
Ее вагон по Индии катил уже, когда
Ты еще не виски, а молочко сосал.
От Дели до Каматкура
Гуляй с утра и до утра.
И если парня долго встречать не довелось,
То, значит, едет он с вдовой
В компании хмельной,
Минуя небо стороной и через ад насквозь.
Не зазевайся, Томми, держись покрепче, Томми,
Когда летишь с пивной горы под ромовый откос.
А грянет в джунглях снова бой,
Танки нам заменит этот же вагон.
И в дыму табачном и в пене пивной
Мы на нем объездим фронт со всех сторон.
От Дели до Каматкура
Гуляй с утра и до утра.
И если парня долго встречать не довелось,
То, значит, едет он с вдовой
В компании хмельной,
Минуя небо стороной и через ад насквозь.
Не зазевайся, Томми, держись покрепче, Томми,
Когда летишь с пивной горы под ромовый откос.

Бегбик (входя). Добрый вечер, господа военные. Я вдова Бегбик, и это мой вагон с походной пивной, который прицепляют ко всем крупным воинским составам и он разъезжает по всем железным дорогам Индии. Здесь можно и пиво пить и одновременно ехать по назначению. Можно и спать. Называется он "Вагон-пивная вдовы Бегбик" и прославлен везде от Хайдарабада до Рангуна как убежище для многих обиженных судьбой солдат.

В дверях появляются трое солдат и Гэли Гэй, которого они оттесняют назад.

Уриа. Скажите, это столовая восьмого полка?
Полли. Имеем ли мы честь беседовать с владелицей походного ресторана, со всемирно прославленной вдовой Бегбик? Мы - пулеметное отделение восьмого полка.
Бегбик. Да, это я. Вас только трое? А где же четвертый?
Не отвечая, они входят в помещение, поднимают два стола и несут их в левую сторону сцены, где воздвигают своеобразное заграждение. Все остальные
посетители с удивлением следят за ними.

Джесси. Что за человек этот новый сержант?
Бегбик. Не слишком любезен.
Полли. Нам это очень неприятно, что сержант нелюбезен.
Бегбик. Его прозвище Кровавый пятерик, к тому же его зовут еще тигром из Килькоа и тайфуном в образе человека. У него сверхчеловеческий нюх, он издалека чует запах преступления.

Джесси, Полли и Урна переглядываются.

Уриа. Вот как.
Бегбик (обращаясь к сидящим за столиками). Это прославленное пулеметное отделение, то самое, что решило исход боя у Хайдарабада, а прозвали их подонками.
Солдаты. Теперь они с нами, И все их грехи пусть идут за ними, как их тени.

Солдат вносит объявление-плакат, извещающий о розыске преступников, и
приколачивает его к стене.
Стоит им появиться, как сразу снова вывешивают такой плакат!

Все посетители встали со своих мест; они медленно покидают сцену. Уриа
свистит.

Гэли Гэй (входит). Знаю я эти заведения. Харчи с музыкой. На столах меню. В отеле "Сиам" роскошное меню - белое с золотом. Я купил себе одно. Когда есть связи, можно ведь все достать. Там, знаете ли, имеется соус чикаука. И этот соус чикаука еще не из самых изысканных блюд.
Джесси (оттесняя Гэли Гэя к заграждению из столов). Сударь, вы можете помочь трем бедным солдатам, которые попали в очень затруднительное положение. Вы можете оказать нам небольшую услугу, которая для вас не составит труда.
Полли. Дело в том, что наш четвертый товарищ опоздал - задержался, прощаясь с женой, - и если во время вечерней поверки нас не будет четверо, то мы попадем в самую мрачную из тюрем Килькоа.
Уриа. Вы бы нам очень помогли, если бы надели один из наших мундиров и при поверке новоприбывших стояли бы в шеренге и назвали себя его именем. Это чистая формальность для порядка.
Джесси. И на этом бы все и закончилось.
Полли. А если вы пожелаете выкурить лишнюю сигару за наш счет, то это для нас никакого значения не имеет.
Гэли Гэй. Я, разумеется, охотно оказал бы вам услугу, но дело в том, что я, к сожалению, должен спешить домой. Я купил огурец на ужин и, как бы ни хотел, не могу остаться.
Джесси. Благодарю вас. По правде говоря, я как раз именно этого и ожидал от вас, то есть что вы не можете, даже когда хотите. Вы хотели бы попасть домой, но не можете этого сделать. Очень благодарен вам, сударь, за то, что вы оправдали наше доверие. Мы прониклись доверием к вам, едва лишь вас увидели. Вашу руку, сударь. (Хватает руку Гэли Гэя.)
Повелительным жестом Уриа заставляет Гэли Гэя отойти в угол за столами. Едва он там оказывается, трое солдат набрасываются на него и раздевают его до
белья.

Уриа. Итак, для того, о чем мы уже говорили, позвольте нам надеть на вас почетный мундир великой британской армии. (Звонит в колокольчик.)

Входит вдова Бегбик.
Вдова Бегбик, можно с вами говорить откровенно? Нам нужен полный комплект обмундирования.

Вдова Бегбик достает картонку и бросает ее Уриа. Схватив картонку на лету,
Уриа перебрасывает ее Полли.

Полли (обращаясь к Гэли Гэю). Вот он, почетный мундир, который мы для вас приобрели.
Джесси (протягивая штаны). Надень-ка это, брат мой Гэли Гэй.
Полли (обращаясь к вдове Бегбик). Дело в том, что он потерял свое обмундирование.

Все втроем одевают Гэли Гэя.

Бегбик. Вот как, он потерял обмундирование.
Полли. Да-да, в купальне. Там один китаец подстроил так, что наш товарищ Джип лишился своего солдатского обмундирования.
Бегбик. Вот как, в купальне?
Джесси. Давайте начистоту, вдова Бегбик. Дело в том, что мы затеяли шутку.
Бегбик. Вот как, шутку?
Полли. Не правда ли, сударь? Ведь речь идет о шутке.
Гэли Гэй. Да, речь идет, так сказать, о... сигаре. (Смеется.)

Трое солдат смеются вместе с ним.

Бегбик. О, как беспомощна слабая женщина перед четырьмя такими сильными мужчинами! Нет, никто не сможет упрекнуть вдову Бегбик в том, что она помешала мужчине сменить штаны. (Отходит в глубину сцены и пишет на доске мелом: "Одна пара штанов, одна куртка, две портянки и т. д.")
Гэли Гэй. Что же это все-таки значит?
Джесси. Ничего. Совершенно ничего.
Гэли Гэй. А не опасно, если это откроется?
Полли. Нисколько. Тем более для вас. Ведь один раз не считается.
Гэли Гэй. Да, это правильно. Один раз не считается. Так говорят.
Бегбик. За обмундирование прошу по пять шиллингов в час.
Полли. Да вы с нас шкуру сдираете. Не больше трех.
Джесси (смотрит в окно). Собираются дождевые тучи. Если теперь пойдет дождь, то паланкин промокнет, а если паланкин промокнет, то его заберут в пагоду. А если его заберут в пагоду, то в нем обнаружат Джипа. А если обнаружат Джипа, то мы все пропали.
Гэли Гэй. Маловат для меня, никак не напялю.
Полли. Вы слышите, он говорит, что мундир мал.
Гэли Гэй. И башмаки жмут ужасно.
Полли. Все слишком мало. Совершенно непригодно! Два шиллинга!
Уриа. Молчи, Полли. Итак, четыре шиллинга за то, что все слишком мало, и особенно потому, что башмаки жмут, не так ли?
Гэли Гэй. Очень жмут. Ужасно жмут.
Уриа. Этот господин вовсе не такая размазня, как ты, Полли!
Бегбик (отзывает Уриа в сторону и ведет его к плакату). Час тому назад по всему лагерю развесили эти плакаты. В них написано, что совершено воинское преступление. Еще неизвестно, кто виновные. И этот мундир я только потому оценила в пять шиллингов, чтобы ваша рота не оказалась замешанной в преступлении.
Полли. Четыре шиллинга и то слишком дорого.
Уриа (выходит опять на авансцену). Замолчи, Полли. Десять шиллингов.
Бегбик. Такой уж порядок. В пивном салоне вдовы Бегбик отчищается любое пятно, которое могло бы запятнать честь роты.
Джесси. Как вы думаете, вдова Бегбик, будет дождь или нет?
Бегбик. Чтоб ответить, следовало бы поглядеть на сержанта, которого зовут Кровавый пятерик. Всей армии известно, что во время дождя он приходит в состояние необычайно обостренной чувственности, и тогда у него все изменяется, и внешность и характер.
Джесси. Дело в том, что для успеха нашей шутки никак нельзя допускать дождя.
Бегбик. Напротив. Ведь именно во время дождя Кровавый пятерик - этот самый опасный человек во всей британской армии - становится смирнее теленка. Когда на него нападает приступ чувственности, он уже не замечает ничего вокруг себя.
Солдат (заглядывает в дверь и кричит). Выходи на особую поверку по случаю ограбления пагоды. Говорят, что одного недостает. Всех будут вызывать поименно и просматривать паспорта.
Уриа. Паспорт!
Гэли Гэй (став на колени, складывает свои вещи). Я всегда слежу за своими вещами.
Уриа (обращаясь к Гэли Гэю). Вот ваш паспорт. Вы должны будете только выкрикнуть фамилию нашего товарища. Как можно более громко и отчетливо. Это очень просто.
Полли. Нашего пропавшего товарища зовут Джерайа Джип! Джерайа Джип!
Гэли Гэй. Джерайа Джип!
Уриа (на ходу обращается к Гэли Гэю). Очень приятно познакомиться с образованным человеком, который умеет себя вести в любом положении.
Гэли Гэй (задерживаясь в дверях). А как же с чаевыми?
Уриа. Бутылка пива. Пошли.
Гэли Гэй. Господа, моя профессия грузчика требует способности находить выход из любого положения. Поэтому я представляю себе так: две коробки сигар и четыре или пять бутылок пива.
Джесси. Но необходимо, чтобы вы были имеете с нами на поверке.
Гэли Гэй. Вот именно.
Полли. Ладно. Пусть две коробки сигар и три или четыре бутылки пива.
Гэли Гэй. Три коробки и пять бутылок.
Джесси. Как же так? Вы только что просили две коробки.
Гэли Гэй. Если вы еще станете торговаться, то будет уже пять коробок и восемь бутылок.

За сценой слышен сигнал горниста.

Уриа. Надо выходить.
Джесси. Ладно, будь по-вашему. Но только если вы сейчас же выйдете вместе с нами. Гэли Гэй. Ладно. Уриа. Итак, как же вас зовут? Гэли Гэй. Джип! Джерайа Джип! Джесси. Лишь бы только не было дождя!

Все четверо уходят. Вдова Бегбик начинает натягивать над своим вагоном
брезентовый навес.

Полли (возвращается). Вдова Бегбик, мы слыхали, что сержант становится особенно чувственным во время дождя, а сейчас пойдет дождь. Позаботьтесь о том, чтобы в ближайшие часы он не замечал ничего происходящего вокруг себя, не то нам грозит разоблачение. (Уходит.)
Бегбик (смотрит ему вслед). Парень, которого они повели, вовсе не Джип. Ведь это грузчик Гэли Гэй из Килькоа. В шеренге перед Кровавым пятериком окажется человек, который вовсе и не солдат. (Берет зеркало и уходит в глубь сцены.) Я стану так, чтобы Кровавый пятерик сразу же меня увидел, и тогда уж я его затащу сюда.

Второй сигнал горна. Входит Ферчайлд. Вдова Бегбик кокетливо выглядывает
из-за зеркала, потом садится на стул.

Ферчайлд. Не гляди на меня так жадно, блудница вавилонская. Мне и без того плохо. Вот уже три дня, как я перебрался в гамак и делаю холодные обливания. А в четверг из-за безудержной чувственности мне пришлось самого себя объявить на осадном положении. Все это мне особенно неприятно теперь, когда я напал на след преступников, совершивших нечто беспримерное в истории армии.
Вдова Бегбик.

О Кровавый пятерик, не борись с самим собой,
Покорись велениям природы.
Мне под мышки загляни, и тогда поймешь себя.
У моих колен, в ямках подколенных
Кличку грозную свою позабудь.
Дисциплина - чепуха! Строевой устав - ничто!
Я зову тебя, Кровавый пятерик,
Этой ночью приходи: этой ночью в теплый дождь
Человеком приди. Ты боишься им быть!
Все же будь человеком! Настоящим - таким,
Что всегда недоволен собой, принужден
Делать то, чего вовсе не хочет.
Человеком приди. Настоящим - таким.
Как тебя создавала природа, -
Без железного шлема! Смятенным приди,
Одичалым. В себя погруженным,
Беззащитным пред натиском страсти своей
И бессильным пред собственною силой.
Так приди. Человеком приди!

Ферчайлд. Ни в коем случае! Гибель человечества началась с того, что первый из этих болванов не застегнул пуговицу. Разумеется, дисциплинарный устав имеет немало упущений, но все же это единственная книга, на которую может положиться человек, потому что она дает опору и снимает с него ответственность перед богом. Но лучше всего было бы просверлить в земле большую дыру, заложить динамиту и взорвать весь земной шар. Тогда бы только они поняли, что это всерьез. А ведь это очень просто. Но как ты сам, Кровавый пятерик, вытерпишь в такую дождливую ночь без прелестей вдовы?
Бегбик. Если ты нынче ночью ко мне соберешься, надевай черный костюм и котелок.
Команда (за сценой). Пулеметное отделение, приготовиться к поименной поверке!
Ферчайлд. Я должен сесть сюда, чтобы видеть, как будут пересчитывать этих подонков. (Садится.)
Голоса солдат (за сценой). Полли Бейкер, Уриа Шелли, Джесси Махони.
Ферчайлд. А теперь наступила заминка.
Голос Гэли Гэя. Джерайа Джип.
Бегбик. Все правильно.
Ферчайлд. Они что-то новое придумали. Нет порядка снаружи. Нет порядка и внутри. (Встает, собирается уходить.)
Бегбик (кричит ему вслед). А я скажу тебе, сержант, что, не пройдет и трех ночей с таким вот сумрачным непальским дождем, и ты станешь снисходите- лен к человеческим слабостям. Потому что ведь именно ты, пожалуй, самый похотливый человек под солнцем. И ты будешь сидеть за одним столом с теми, кто творит беспорядок, и осквернители храмов будут глядеть тебе прямо в глаза, потому что ты сам будешь повинен в большем числе преступлений, чем песчинок на морском берегу.
Ферчайлд. Ну что же, тогда мы и примем меры, можете быть уверены, милочка. Тогда мы как следует притянем к ответу и самого измельчавшего, обнаглевшего Кровавого пятерика. Все это очень просто. (Уходит.)
Голос Ферчайлда. Восьмерых зарыть до пупа в горячий песок за то, что острижены не по уставу!

Входят Уриа, Джесси, Полли. За ними Гэли Гэй, который сразу же проходит на
авансцену.

Уриа. Попрошу у вас ножницы, вдова Бегбик.
Гэли Гэй (обращаясь к публике). Небольшая помощь, которую мужчины оказывают друг другу, не может никогда повредить. Живи и не мешай жить другим. Вот я выпью сейчас стаканчик пива как ни в чем не бывало и могу сказать себе, что помог этим господам. В нашей жизни всегда так, что иной раз приходится совершить маленькое надувательство и, скажем, выкрикнуть "Джерайа Джип" столь же непринужденно, как если б говорил "добрый вечер". Помочь людям, оказывается, вовсе не трудно.

Бегбик приносит ножницы.

Уриа. А теперь возьмемся за Джипа!
Джесси. Сильный ветер, видать, к дождю.

Трое солдат подходят к Гэли Гэю.

Уриа. К сожалению, мы очень спешим, сударь.
Джесси. Дело в том, что нам еще нужно остричь наголо одного господина.

Идут к дверям.

Гэли Гэй (бежит за ними). Не мог бы я вам помочь и в этом?
Уриа. Нет, вы нам более не нужны, сударь. (Обращаясь к вдове.) Дайте этому человеку пять коробок сигар и восемь бутылок темного пива. (Уходя.) Ведь бывают же люди, которые норовят всюду совать свой нос. Такому протянешь мизинец, а он уже пытается захватить всю руку.

Все трое поспешно уходят.

Гэли Гэй.

Теперь и я бы мог уйти, но
Следует ли уходить, едва тебе на дверь укажут?
Ведь, может быть, когда уйдешь,
Как раз потребуешься снова?
А разве можно уходить, коль вдруг потребуешься
снова?
Нет-нет, не стоит уходить,
Раз в этом нет нужды во что бы то ни стало.

Гэли Гэй отходит в глубину сцены, садится на стул у двери; Бегбик приносит
пивные бутылки и коробки сигар; расставляет их на земле вокруг него.

Бегбик. Не встречала ли я вас где-нибудь раньше?

Гэли Гэй отрицательно качает головой.
Разве это не вы несли мою корзину с огурцами?

Гэли Гэй отрицательно качает головой.
Разве вас не зовут Гэли Гэй?
Гэли Гэй. Нет.
Бегбик уходит, пожимая плечами. Темнеет. Гэли Гэй засыпает, сидя на стуле.
Идет дождь. Слышна песня вдовы Бегбик, сопровождаемая тихой музыкой.

Бегбик.

Когда бы ты ни посмотрел на речку -
Хоть медленно течет она, -
Ты каждый раз глядишь в другую воду.
Ни одна из тех капель, что вниз протекли,
Не вернется уже к истоку.


далее: V >>
назад: III <<

Бертольд Брехт. Что тот солдат, что этот
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   НОМЕР ВТОРОЙ
   НОМЕР ТРЕТИЙ
   НОМЕР ЧЕТВЕРТЫЙ
   НОМЕР ПЯТЫЙ
   XI
   ПРИЛОЖЕНИЕ
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация