<< Главная страница

НОМЕР ТРЕТИЙ




Уриа (выкрикивает). А теперь номер третий: суд над человеком, который не желал быть названым. Станьте все вокруг преступника и будем допрашивать его, пока не узнаем правды.
Гэли Гэй. Прошу вас, разрешите мне сказать.
Уриа. Ты, парень, уже сегодня достаточно наговорился. Кто из вас знает, как звали человека, который публично продавал слона?
Один из солдат. Его звали Гэли Гэй.
Уриа. Кто может это засвидетельствовать?
Солдаты. Мы все засвидетельствуем.
Уриа. А что скажет обвиняемый?
Гэли Гэй. Это был человек, который не хотел быть назван.

Солдаты ропщут.

Один из солдат. Я слышал, как он сам говорил, что его зовут Гэли Гэй.
Уриа. Разве это не ты?
Гэли Гэй (хитро). Если бы я был Гэли Гэй, то, возможно, я и оказался бы тем, кого вы ищете.
Уриа. Значит, ты не Гэли Гэй?
Гэли Гэй (бормочет). Нет, не я.
Уриа. А может быть, ты вовсе и не присутствовал при том, как продавали с аукциона Биллу Хамфа?
Гэли Гэй. Нет, не присутствовал.
Уриа. Но ты видел, что продавал его человек по имени Гэли Гэй?
Гэли Гэй. Да, это я могу засвидетельствовать.
Уриа. Значит, ты все-таки присутствовал при продаже?
Гэли Гэй. Да, это я могу засвидетельствовать.
Уриа. Вы все слышали? Вы видите луну? Только что взошла луна, а он только что признался, что участвовал в грязной сделке с этим слоном. И сам-то Билли Хамф был, кажется, не очень хорош?
Джесси. Да, уж хорошим он действительно не был.
Один из солдат. Этот человек говорил, что продает слона, а то был вовсе не слон, а чучело из бумаги.
Уриа. Итак, он продавал поддельного слона. За это полагается смертная казнь. Что ты теперь скажешь?
Гэли Гэй. Настоящий слон, возможно, и не принял бы его за слона. Во всем этом очень трудно разобраться, достопочтенные господа судьи.
Уриа. Да, дело действительно порядком запутанное, но все же я полагаю, что тебя следует расстрелять, ибо ты вел себя крайне подозрительно.

Гэли Гэй молчит.
Кроме того, я слышал о некоем солдате по имени Джип, который называл себя так на нескольких поверках, но потом вдруг стал доказывать, что его зовут Гэли Гэй. Не ты ли этот Джип?
Гэли Гэй. Нет, уж конечно, нет.
Уриа. Значит, твое имя не Джип? Как же тебя все-таки зовут? Ты не отвечаешь? Значит, ты не хочешь, чтобы тебя называли? Значит, ты все же, вероятно, тот самый субъект, который продавал слона и не хотел быть назван? Итак, ты опять молчишь? Все это очень подозрительно, это уже почти изобличение. Преступник, продававший слона, как говорят, был человек с бородой. Вот и у тебя борода. Пойдем обсудим все это.

Солдаты уходят в глубину сцены. Двое остаются с Гэди Гэем.
(Уходя.) Вот видите, теперь он уже не хочет больше быть Гэли Гэем.
Гэли Гэй (помолчав). Вы не слышите, что они там говорят?
Первый солдат. Нет.
Гэли Гэй. Не говорят ли они, что я - это и есть Гэли Гэй?
Второй солдат. Они говорят, что теперь уже все неясно.
Гэли Гэй. Запомни, друг: один человек - ничто.
Второй солдат. Известно уже, с кем нам придется воевать?
Первый солдат. Если им нужен хлопок, то будем воевать с Тибетом, а если шерсть, то с Памиром.
Джесси (входит). Кого это здесь посадили связанным в яму? Разве это не Гэли Гэй?
Первый солдат. Эй ты, отвечай!
Гэли Гэй. Мне кажется, что ты меня принимаешь за кого-то другого, Джесси. Приглядись ко мне внимательней.
Джесси. А разве ты не Гэли Гэй?

Гэли Гэй отрицательно качает головой.
Отойдите-ка в сторону, я хочу с ним поговорить, ведь его только что приговорили к смерти.

Оба солдата отходят в глубину сцены.

Гэли Гэй. Неужели дошло до этого? О Джесси, помоги мне, ведь ты великий солдат.
Джесси. Что тут произошло?
Гэли Гэй. Я и сам не знаю, Джесси. Мы тут курили, выпивали, и я что-то наболтал такое, что загубил свою душу.
Джесси. А я проходил здесь и слышу, что должен быть казнен кто-то по имени Гэли Гэй.
Гэли Гэй. Этого не может быть.
Джесси. А разве это не ты - Гэли Гэй?
Гэли Гэй. Вытри мне пот со лба, Джесси.
Джесси (вытирает ему лоб). Посмотри мне в глаза, ведь я твой друг Джесси. Скажи, разве ты ne Гэли Гэй из Килькоа?
Гэли Гэй. Нет, ты меня принимаешь за другого.
Джесси. Нас было четверо солдат, которые прибыли сюда из Канкердана. Разве ты и тогда уже был с нами?
Гэли Гэй. Да-да, из Канкердана, я тоже там был.
Джесси (отходит в глубину сцены, солдатам). Ну вот видите, луна еще не зашла, а он уже хочет быть Джипом.
Уриа. Но я думаю, что нужно еще больше припугнуть его смертью.

За сценой шум проезжающих пушек.

Бегбик (входит). Пушки уже едут, Уриа! Помогите мне сложить брезентовый навес. И разбирайте стены.

Солдаты разбирают стены и уносят мебель трактира. Остается только одна
дощатая стена. Уриа вместе с вдовой Бегбик сворачивает брезентовый навес.

Бегбик.

Со многими людьми беседовать пришлось мне,
Внимательно я слушала различные сужденья,
И многие о многом говорили: мол, это вполне
достоверно.
Но после те же люди утверждали
Обратное тому, что раньше говорили.
И нечто уже совершенно иное
Называли они достоверным.
Тогда я сказала себе, что в мире таком ненадежном
Всего достоверней сомнение.

Уриа уходит в глубину сцены.

(Идет за ним с бельевой корзиной. Проходя мимо Гэли Гэя, поет.)

Море хлещет тебя по ногам,
Не пытайся ступить на волну.
Пока ты стоишь в прибое,
Будет вдоволь новых волн.

Гэли Гэй. Вдова Бегбик, очень прошу вас, достаньте ножницы и отстригите мне бороду.
Бегбик. Зачем это?
Гэли Гэй. Уж я знаю зачем.

Бегбик отрезает у Гэли Гэя бороду, увязывает отрезанные волосы в платок и
подходит к вагону. Вновь появляются солдаты.


далее: НОМЕР ЧЕТВЕРТЫЙ >>
назад: НОМЕР ВТОРОЙ <<

Бертольд Брехт. Что тот солдат, что этот
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   НОМЕР ВТОРОЙ
   НОМЕР ТРЕТИЙ
   НОМЕР ЧЕТВЕРТЫЙ
   НОМЕР ПЯТЫЙ
   XI
   ПРИЛОЖЕНИЕ
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация