<< Главная страница

НОМЕР ВТОРОЙ




Гэли Гэй достает звонок. Вдова Бегбик приносит деревянное ведро и ставит его вверх дном посредине сцены,

Уриа (выкрикивает). А теперь номер второй: продажа слона с аукциона. Человек, который не желает быть названным, продает этого слона.
Солдат. Итак, этот слон уже не вызывает у тебя никаких сомнений?
Гэли Гэй. Раз его покупают, то мне сомневаться не в чем.
Уриа. Вот именно, раз его покупают, значит, все в порядке.
Гэли Гэй. Да, уж тут возразить нечего. Слон есть слон, особенно если его покупают. (Взбирается на ведро и открывает аукцион, указывая на слона, который стоит рядом с ним, окруженный группой солдат.) Внимание! Продается слон Билли Хамф, чемпион Бенгалии. Он родился в южном Пенджабе. У его колыбели стояли семь раджей. У его матери была белая кожа. Сейчас ему шестьдесят пять лет. Но для слона это не возраст. Он весит тринадцать центнеров, и для него выкорчевать целый лес все равно что сорвать пук травы. Билли Хамф, стоящий здесь перед вами, принесет своему владельцу целое состояние.
Уриа. А вот и вдова Бегбик с деньгами.
Бегбик. Этот слон принадлежит вам?
Гэли Гэй. Так же, как моя собственная нога.
Солдат. Билли, видать, уже довольно стар, он как-то необычайно малоподвижен.
Бегбик. И поэтому вы должны уступить в цене.
Гэли Гэй. Он стоил мне двести рупий, и столько он будет стоить уже до самой смерти.
Бегбик (осматривает чучело). Двести рупий и такое отвислое брюхо?
Гэли Гэй. Однако я думаю, что для вдовы это самый подходящий слон.
Бегбик. Ну что ж. А здоров ли он?

Из-под слона течет вода.
Теперь я вижу, это совершенно здоровый слон. Даю пятьсот рупий.
Гэли Гэй. Пятьсот рупий раз, пятьсот рупий два, пятьсот рупий три. Вдова Бегбик, я, как прежний владелец, передаю этого слона из рук в руки вам и прошу вас выписать чек.
Бегбик. Как ваше имя?
Гэли Гэй. Оно не должно быть названным.
Бегбик. Прошу вас, господин Уриа, дайте мне карандаш, чтобы я могла выписать чек этому господину, который не хочет быть названным.
Уриа (в сторону, обращаясь к солдатам). Когда он возьмет чек, вы его арестуйте.
Бегбик. Вот твой чек, незнакомец, не желающий быть названным.
Гэли Гэй. А вот ваш слон, вдова Бегбик.
Один из солдат (кладет руку на плечо Гэли Гэя). Именем британской армии спрашиваю вас, что вы здесь делаете?
Гэли Гэй. Я? Ровно ничего. (Глупо смеется.)
Солдат. Чей это слон у вас?
Гэли Гэй. Какого вы имеете в виду?
Солдат. Да, собственно, того, что стоит за вами. Не вздумайте только увиливать.
Гэли Гэй. Я не знаю этого слона.
Солдаты. Ого-го!
Один из солдат. Мы свидетели: этот господин сказал, что слон принадлежит ему.
Бегбик. Он сказал, что слон принадлежит ему так же, как его собственная нога.
Гэли Гэй (пытается уйти). К сожалению, я должен вернуться домой, так как моя жена меня ждет и беспокоится. (Расталкивая солдат, идет к выходу.) Я еще ворочусь, чтобы побеседовать с вами обо всем этом. Всего хорошего! (Обращаясь к слону, который следует за ним.) Оставайся здесь, Билли, не упрямься. Вон там растет сахарный тростник.
Уриа. Стой! Направьте пистолеты на преступника, ибо здесь перед нами преступник.

Из туловища слона слышится громкий смех Полли.
(Пинает его.) Заткнись, Полли!

Плащ-палатка которой накрыт слон, соскальзывает. Из-под нее выглядывает
Полли.

Полли. Черт побери!

Гэли Гэй в полном смятении. Он смотрит на Полли, потом на других солдат.
Слон удирает.

Бегбик. Что же это такое? Оказывается, это вовсе и не слон. Там люди, накрывшиеся плащ-палаткой. Оказывается, все подделка. Я вам даю настоящие деньги, а вы мне - поддельного слона!
Уриа. Вдова Бегбик, преступник будет немедленно связан и посажен в выгребную яму.

Солдаты связывают Гэли Гэя и засовывают его в яму так, что снаружи торчит
только его голова. Издали доносится шум проезжающей артиллерии.

Бегбик. Артиллерия уже грузится. Когда же наконец уложат мой трактир? Ведь перестроить нужно не только вашего парня, но и мой трактир.
Солдаты разбирают и упаковывают оборудование трактира. Но Урна их прогоняет, прежде чем они успевают закончить. Бегбик выносит корзину с грязными парусиновыми полотнищами; становится на колени у небольшого углубления и
начинает стирать. Гэли Гэй слушает ее монолог.

Было имя у меня, было имя.
И когда называли его,
В нашем городе все говорили:
Вот оно, доброе имя.
Но однажды вечерком
Я выпила виски - рюмку, другую и третью...
А на следующее утро
На моей двери
Кто-то мелом написал
Дурное слово.
И молочник не оставил у порога молока.
Так я потеряла имя,
Доброе имя мое.
(Показывает на полотнище.)
Полотно было белым, потом замаралось,
А после стирки снова стало белым.
Но посмотри его на свет, увидишь -
Оно уже не то, что было прежде.
Не называй так внятно свое имя.
Зачем его произносить?
Ведь всякий раз ты называешь
Уже другого человека.
Все изменилось, только имя еще по-прежнему
звучит.
И мысли свои не высказывай громко.
Ты думал раньше об одном.
Забудь скорей, иное думай.
Все изменилось ведь и будет изменяться.
Так помни лишь о том, что есть сейчас.
(Поет.)
Море хлещет тебя по ногам,
Не пытайся ступить на волну.
Пока ты стоишь в прибое,
Будет вдоволь новых волн.
(Уходит.)

Уриа с солдатами возвращается.


далее: НОМЕР ТРЕТИЙ >>
назад: IX <<

Бертольд Брехт. Что тот солдат, что этот
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   НОМЕР ВТОРОЙ
   НОМЕР ТРЕТИЙ
   НОМЕР ЧЕТВЕРТЫЙ
   НОМЕР ПЯТЫЙ
   XI
   ПРИЛОЖЕНИЕ
   ПРИМЕЧАНИЯ
   КОММЕНТАРИИ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация